Последние комментарии

  • Леонид Шевченко25 апреля, 5:12
    ...зеленский еврейское ДЕРЬМО!!! Он ничего делать не будет...!! Тот ещё пидор....!!!У Зеленского призвали усилить санкции против России из-за указа Путина
  • валерий осипов25 апреля, 4:14
    Русофоб Медведев с Чубайсом стараются... Скоро Путина в русофоба превратят и будет этим гандонам счастье...Почему грузин-русофоб, проживающий во Франции, получил российскую премию?
  • Александр Рязанский25 апреля, 4:01
    Это хорошо, до последнего, остался шаг! У Зеленского призвали усилить санкции против России из-за указа Путина

Нефтяной спор Москвы и Минска: Лукашенко пытается перейти в наступление

Как и предполагало большинство аналитиков, спокойное и размеренное развитие белорусско-российских отношений было недолгим. Существующие и продолжающие накапливаться проблемы двухстороннего сотрудничества рано или поздно должны были вылиться в очередное обострение, что и произошло в середине апреля.

На повестке дня снова появился ушедший ранее на второй план вопрос о компенсациях потерь белорусского бюджета, возникающих из-за проведения в России налогового маневра в нефтяной отрасли. И это при том, что белорусские власти во всеуслышание заявили, что смогут решить существующую проблему и без помощи Москвы. При этом, как показывают последние события, в Минске так и не нашли новых убедительных аргументов для Кремля, а руководство республики в очередной раз решило использовать старую тактику, в основе которой лежат различного рода угрозы и ультиматумы.

Необходимо напомнить, что из-за проведения в России налогового маневра, который предполагает постепенное сокращение экспортной пошлины и повышение налога на добычу полезных ископаемых, Белоруссия только в 2019 году может недополучить от $ 300 до $ 400 млн. Всего же, по подсчетам белорусского Минфина, общие потери бюджета к 2024 году составят порядка $ 10 млрд. При этом известно, что потери будут не только прямыми в виде недополучения республикой экспортных пошлин и повышения стоимости нефти, но и косвенные — когда для недопущения роста стоимости нефтепродуктов на внутреннем рынке Минску придется сокращать акцизы, либо переносить их на розничные сети. Дополнительно к этому в крайне невыгодной ситуации могут оказаться и местные нефтепереработчики, которые, в отличие от их российских коллег, не получат из бюджета РФ субсидий, или так называемую «демпфирующую надбавку».

Правда, сегодня существует точка зрения, что складывающаяся ситуация может, наоборот, помочь белорусским нефтеперерабатывающим заводам (НПЗ). По словам члена совета директоров ПАО НК «РуссНефть» Андрея Дереха, из-за налогового маневра рынок нефтепродуктов России в ближайшие годы может стать более доступным для НПЗ Белоруссии. Это станет возможным из-за постепенного ухода с него мелких нефтепереработчиков и сокращения производства нефтепродуктов (примерно на 30 млн тонн из имеющихся 280 млн тонн в год), а также повышения цен на них. Если белорусские НПЗ, завершающую свою модернизацию, сумеют сориентироваться, то они смогут занять образовавшуюся нишу. Сейчас же, согласно официальным данным, Белоруссия поставляет в Россию мизерное количество нефтепродуктов: в 2018 году — 77,5 тыс тонн (в три раза меньше уровня 2017 года) при суммарном объеме в 11,9 млн тонн. Однако, по мнению, Дереха, даже в случае переориентации белорусских НПЗ на Россию, Минску и Москве необходимо будет либо договориться по вопросу механизма зачета акцизов на нефтепродукты, либо искать дополнительные инструменты компенсаций белорусским нефтеперарботчикам. И именно в этом сегодня кроется одна из главных проблем белорусско-российских нефтегазовых переговоров, по которому стороны по-прежнему не могут согласовать свои позиции.

Известно, что Минск уже довольно продолжительное время пытается добиться от Москвы решения надвигающейся проблемы. При этом власти республики, в отличие от их российских коллег, считающих налоговый маневр внутренним делом, настаивают на том, что вопрос должен быть решен в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Это связывается с тем, что во время подписания договора о создании ЕАЭС, в нем не предусматривались меры, подобные нынешним, а, значит, и сам по себе маневр является существенным изменением правил игры. Поэтому Россия, по мнению Белоруссии, и должна либо сохранить нынешние условия поставок нефти в республику, что невозможно, либо компенсировать ее убытки.

В свою очередь, после событий декабря 2018 года, когда между президентами двух стран состоялась жесткая дискуссия по вопросу нефтегазового сотрудничества, Москва отказывается отдельно обсуждать тему компенсаций, увязав ее с вопросом дальнейшей интеграции в рамках Союзного государства (СГ). Как известно, в белорусской столице такую позицию Кремля расценили как посягательство на независимость страны. При этом, не имея четкого плана по поводу того, что делать в сложившейся ситуации, в Минске предпочли взять паузу для выработки дальнейших действий и формально перенесли решение всех вопросов на уровень созданных в конце 2018 года двухсторонних рабочих групп. Однако, как показали события последнего времени, тактика белорусских властей в переговорном процессе с Россией так и осталась прежней.

Так, в начале апреля стало известно, что Белоруссия планирует в очередной раз повысить тариф на прокачку российской нефти по своей территории на 23%. При этом, как заявили в российской «Транснефти», такого повышения еще никогда не было, и оно не согласуется с ранее подписанными договоренностями. И в российской компании, по всей видимости, действительно правы. Известно, что установление тарифов на транзит нефти по территории Белоруссии осуществляется в соответствии с двусторонними соглашениями, подписанными в 2010 года. Согласно им, если стороны заранее не договорились по размеру тарифов, то белорусская сторона может их повысить на «среднегодовой индекс потребительских цен на текущий год, установленный параметрами прогноза социально-экономического развития РФ, увеличенный не более чем на 3%». В начале февраля Минск уже проиндексировал тарифы на 7,6%, так как, по официальному прогнозу, инфляция в России на 2019 год может составить 4,6%. Поэтому и новое повышение, которое в Белоруссии обосновали «серьёзными техническими и природоохранными требованиями», предъявляемыми к нефтепроводам в стране, в «Транснефти» посчитали незаконным. При этом большинство аналитиков склонны видеть в произошедшем не столько стремление Белоруссии заработать на увеличении тарифов и компенсировать сокращение своих доходов, сколько попытку оказать давление на российских партнёров в переговорах вокруг налогового маневра.

Схожие шаги власти республики уже предпринимали и, надо отметить, довольно успешно. Например, осенью 2016 году на волне газового конфликта министерство антимонопольного регулирования и торговли республики заявило о повышение тарифов на прокачку нефти в среднем на 50%. Документ должен был вступить в силу 11 октября, однако накануне тогдашний вице-премьер Белоруссии Владимир Семашко сообщил, что решение было отменено в обмен на восстановление поставок российской нефти в прежнем объеме. Как считают эксперты, нынешнее заявление о пересмотре тарифов является копией ситуации 2016 года.

Тот факт, что белорусские власти, по всей видимости, решили перейти в наступление, говорит и последовавшие после объявления о повышении тарифов требование Александра Лукашенко поставить, если это необходимо, на ремонт нефтепроводы, идущие по территории республики. При этом белорусский лидер в очередной раз высказался крайне эмоционально, обвинив, в конечном счете, Россию в «выкручивании рук» и введении против Белоруссии санкций. Несмотря на то, что в Москве на официальном уровне спокойно отреагировали на происходящее, нельзя не отметить, что нынешнее заявление Лукашенко все же произвело определенный эффект. Правда, не тот, на который надеялись в Минске. В ответ на слова о том, что пять участков нефтепровода будет закрыто, в «Транснефти» сообщили, что состояние их удовлетворительное, но если необходимо, то компания «готова предоставить свои возможности для помощи в ликвидации выявленных дефектов нашим белорусским коллегам». И никаких иных предложений со стороны России больше не последовало.

По всей видимости, это можно объяснить тем, что в Кремле прекрасно понимают, что перекрыть транзит нефти белорусские власти не решатся, так как этот шаг может только усугубить ситуацию. С одной стороны, это принесет довольно серьезные убытки для белорусского бюджета (на транзите нефти республика зарабатывает около $ 160 млн в год) и может привести к судебным разбирательствам, а также потере статуса Белоруссии как надежного транзитера российских энергоресурсов в ЕС. С другой — Россия может сделать ответный шаг, оставив местные НПЗ без сырья. С учетом того, что сегодня в Белоруссии рассчитывают при помощи модернизации увеличить мощность Мозырьского и Новополоцкого нефтеперерабатывающих заводов (на это потрачено около $ 2,5 млрд), подобное решение России может свести на нет все планы белорусского правительства. И вряд ли в руководстве республики этого не понимают.

Иначе сложно объяснить то, что вслед за эмоциональными заявлениями президента, главный инженер ОАО «Гомельтранснефть Дружба» Андрей Вериго поспешил заверить аудиторию в том, что Белоруссия готова выполнить в полном объеме согласованные на 2019 год обязательства по транзиту 50 млн тонн российской нефти. И этому, как оказывается, не помешает объявленным им «износ линейной части нефтепровода» на 67%.

По мнению ряда аналитиков, нынешняя попытка давления Минска на Москву свидетельствует о том, что у белорусских властей практически не осталось каких-либо инструментов в переговорном процессе с Россией, которая сегодня предпочитает ждать. В Кремле прекрасно понимают, что у них есть и время, и ресурсы для того, чтобы заставить Белоруссию идти на уступки. И это не только вопросы цены на газ, который в Москве тоже не спешат обсуждать, или компенсаций за налоговый маневр, но и целый комплекс иных, не менее важных для Белоруссии тем. Например, поставки сельхозпродукции на российский рынок, который сегодня приносит республике не один миллиард долларов. Тем более, когда реэкспорт санкционных товаров идет фактически под прикрытием государственных структур, а его доходы, судя по реакции белорусских властей, попадают отнюдь не только в бюджет республики.

Кроме того, нельзя забывать, что Москва так и не сняла с повестки дня вопрос о дальнейшей интеграции в рамках Союзного государства. При этом позиция Белоруссии в данном случае за последнее время не претерпела никаких серьезных изменений, что только усложняет ситуацию. Это подтвердил после проведенного 11 апреля совещания у Александра Лукашенко и вице-премьер республики Игорь Петришенко. По его словам, «договор о создании Союзного государства является актуальным», а речь сегодня ведется лишь о том, «чтобы предпринять дополнительные усилия, реализовать в полной мере положения программы». То есть никакие иные формы интеграции, кроме тех, что были прописаны еще 20 лет назад, в Минске сегодня рассматривать не хотят.

В сложившейся ситуации закономерно, что Белоруссия и Россия не могут найти консенсус ни по одному из стоящих на повестке дня вопросов, а в действиях белорусских властей все больше стала прослеживаться нервозность. Отсутствие четких экономических установок со стороны России и не до конца понятная позиция Москвы по вопросу о дальнейшей интеграции — все это, в конечном счете, ведет к нарастанию проблем в двухсторонних отношениях. И это не означает, что в сложившейся ситуации права белорусская сторона, а Москва нарушает все достигнутые ранее договоренности. Проблема заключается, скорее, в том, что в российской столице, в отличие от белорусских партнеров, четко знающих, чего они хотят, все еще не решили, в каком конкретно направлении следует развивать двухсторонние отношения с Белоруссией.

Западная редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх