Свежие комментарии

  • ион попов
    В клетку всех!"Нельзя. Никому":...
  • Павел К
    Власть, почему ты любишь только Ставрополье? Почему только там выделяешь "лучших". В стране много и других коррупци...Массовые репресси...
  • Виктор Шиховцев
    Он бы лучше экономикой занялся, чтобы морковка в магазинах не была дороже доллара. А пока что, такое же чучело, как и...Реинкарнация Берии

Авторитаризм и новая реальность

Авторитаризм и новая реальность

Сергей Лавров

Западные издания начинают сокрушаться о том, что пандемия позволила укрепиться авторитарным режимам. Ставя при этом знак равенства между авторитаризмом и экстремизмом, либеральные СМИ пытаются разделить мир на два противоположных лагеря — демократию и диктаторов.

При этом в диктаторы могут попасть все, кто не согласен с так называемыми «западными ценностями», среди которых пропаганда ЛГБТ и смены пола; антирелигиозная пропаганда; продвижение тезиса о непременной сменяемости власти; пропаганда наркотиков; продвижение гражданской активности; пропаганда бездетности и так далее — сейчас всего и не упомнить.

Так что сегодня поговорим именно о пропаганде, здравствуйте, дорогие друзья. Поговорим не о всех технологиях, а только о направленных на социум или народ — а еще полно направленных на семью, молодежь и отдельные группы населения, но о них как-нибудь в другой раз.

Итак, в мире бушует коронавирус. Под эту сурдинку Венгрия запрещает для детей пропаганду ЛГБТ и смены пола, китайцы закрывают последнюю продемократическую газету Гонконга, бразильцы превозносят диктатуру Жаира Болсонару, Лукашенко приземляет самолет с оппозиционерами, Путин разгоняет ко всем чертям ФБК и садит на нары недотравленного Ололошу, а поляки — кто бы мог подумать?

— решением Конституционного суда признают приоритет национального законодательства над международным.

В Камбодже тоже свои особенности — камбоджийско-американский адвокат по правам человека Теари Сенг призывает мировое сообщество повлиять на премьер-министра Хун Сена за то, что тот находится у власти уже более трех десятков лет. Мало того, что Сена невозможно сковырнуть, он умудряется отправлять за решетку своих политических оппонентов — к примеру, он отправил туда Теари Сенга за государственную измену.

Вина Теари Сенга была полностью доказана в суде, но тут подняли голову парни из Human Rights Watch, которые обвинили правительство Камбоджи в том, что "оно использует пандемию в качестве прикрытия для заключения в тюрьму политических оппонентов без надлежащей правовой процедуры. Десятки были обвинены и предстали перед массовыми судебными процессами".

Перечитайте еще раз выделенную фразу, попробуйте ее на вкус. Чувствуете очень знакомое послевкусие? Да, это неприкрытая пропаганда тех самых западных ценностей — и она очень зримо проявляется в общении Запада с русскими, китайцами, венграми, белорусами, поляками, индусами, камбоджийцами и прочими папуасами — короче, со всеми теми, кто вдруг подумал, что у них есть какие-то там глупые национальные традиции, устои, образ жизни, отношение к религии и прочие устаревшие атрибуты прошлого мира.

Вот тут мне кажется важным объяснить несколько вещей, в которых мы не до конца отдаем себе отчет. Нам просто необходимо понимать некие принципы пропаганды, работающей против нас — в конце концов, чем умнее и образованнее наше общество, тем меньше шансов у наших заклятых «партнеров». Так что поехали.

Первое: Я-образ нации. В этом деле Западу особенно тяжело с русскими, поскольку у нас такое количество народностей, что мы сами до конца не знаем их точное число.

Так вот, чем больше в обществе индивидуализма, тем слабее образ нации. Более того, чем больше в нации людей, которых окружающие признают негодяями или недостойными, тем слабее идентификация человека с такой нацией. «Поравалить» — это как раз оттуда. И здесь совершенно неважно, является ли тот же Путин негодяем, вором или кровавым диктатором — куда важнее то, каким он выглядит в глазах большинства, которое и формирует пресловутое «общественное мнение».

А вот Западу очень выгодно посеять недоверие к властям той страны, которая не желает подчиняться либеральным веяниям — и борьба против Путина или Си Цзиньпиня ведется на всех уровнях власти. Упала ракета — виноват Рогозин — виноват Путин, который его туда поставил. Проворовался мэр — виновата партия, выдвинувшая его на этот пост.

И неважно, что авария явилась следствием ошибок всей системы, которую и пришел исправить Рогозин. Неважно, что мэр вылетел из партии еще до ареста, как только стало известно о его «причудах» — пропаганда всегда старается размыть образ Я-нации, связывая любые ошибки власти или даже природные катаклизмы с неспособностью самой власти управлять страной.

И если вы вдруг подумали, что Россия в этом плане уникальна, то это не так — под пресс либеральных СМИ попадают все страны, имеющие смелость хоть как-то отстаивать свою самобытность.

Второе: национальная черта. Крайне интересная штука для использования в пропаганде. К примеру, тезис о том, что русские всегда являлись пьющими — хотя другие народы пьют никак не меньше нашего, посмотрите на тех же англичан. Да и мировая статистика потребления алкоголя за 2020 год говорит сама за себя, вот топ-10 стран мира, бухающих по любому поводу:

1. Молдавия

2. Литва

3. Чехия

4. Германия

5. Нигерия

6. Ирландия

7. Люксембург

8. Латвия

9. Болгария

10. Румыния

В этом списке Россия на 16 месте, после Франции, Португалии и Бельгии. Да, это совсем нехорошо, но назвать нас самой пьющей страной планеты — согрешить против фактов.

Тем не менее, нам приписывают именно эту национальную особенность. Не способность к освоению огромных пространств с невероятно сложными условиями; не способность создавать технологии, до которых остальному миру шагать и шагать; не способность сломать хребет любому супостату — нет. На нас навешивают национальную способность жрать водку, как не в себя.

Причина тут очень проста: если негативные проявления признаются национальными особенностями какого-либо народа, то народ начинает искать альтернативы этому в иностранной культуре или своих корнях в другой стране мира.

Иначе говоря, Западу очень важно доказать нам, что наше общество основано на повальном пьянстве. Чем больше людей в России будет так думать, тем больше молодежи будет уезжать отсюда навсегда.

Третье: чувство вины нации. Здесь вообще поле непаханое — тут вам вина и за товарища Сталина, и за пакт Молотова-Риббентропа, и за большевиков-цареубийц, и за Катынь, за НКВД, товарища Берию, дорогого Леонида Ильича и Михал Сергеича — выбирай, не хочу.

Это тоже хитрая штука. У любой страны есть некий внешний враг. Повторюсь — у любой, даже самой захудалой типа Гаити. Вот эта штука — возложение вины на саму нацию — приводит к переносу образа внешнего врага на образ врага внутреннего. А если в истории нации все враги объявляются внутренними, то какое будущее ожидает такую нацию? Никакое. Вообще никакое.

Четвертое: национальные приоритеты. Любое общество сравнивает себя с другим. Любая нация оценивает себя, сравнивая свои успехи с успехами других наций. Как только наступает момент сравнения, некоторые несознательные граждане моментально поднимают вопрос о приоритетах — «Лучше бы раздали эти деньги пенсионерам!» как раз из этой оперы. Знакомо, не так ли?

Пятое: неуязвимость нации.

Крайне интересная штука, которую Западу очень важно размыть, что в России, что в Китае. Если народ уверен, что ни при каких военных, политических или природных катаклизмах он не умрет, то общество очень пассивно относится к реальным угрозам своему существованию.

Иными словами, здесь важно, чтобы руководство страны осознавало реальность этих угроз. Стабильность социума дает возможность власти концентрировать ресурсы на этих направлениях, а отсутствие истерики в обществе помогает не отвлекаться на его успокоение.

Если мы верим, что Россию ждет великое будущее, что все развивается с некими высшими законами мироздания — Россия действительно становится неуязвимой. Подобное притягивает подобное.

Шестое: обратимость негативных процессов в обществе.

Любая власть совершает ошибки. Повторюсь — любая, в любой стране. В России явной ошибкой принято считать пенсионную реформу, однако население уверено в том, что ситуацию можно отыграть назад — а если это так, то в социуме исчезает или значительно снижается возможность оперативного реагирования на другие негативные процессы.

Оперативное реагирование — это уличные протесты, если вы не знали. То, что в последние годы улица постоянно теряет свою значимость для политических процессов, говорит о том, что российская власть умеет делать выводы из своих прошлых ошибок.

Седьмое: историческая память.

В памяти каждого народа хранится список национальных героев. Чем длиннее этот список, тем менее ориентирован народ на героев из других народов — и тем больше примеров для подражания есть у подрастающих поколений.

Однако мало иметь список национальных героев — их список предполагает и наличие списка врагов, которых они победили. Таким образом, помня о списке исторических врагов, нация ощущает себя единым целым — если же этого списка нет, то деструкция общества, как единого народа, становится неизбежной.

Это была теория, а вот теперь перейдем к нынешней практике. Так уж получилось, что все технологии пропаганды вернулись туда, где их изобрели — и чтобы рассуждать дальше, еще капельку теории:

Авторитари́зм (от лат. auctoritas — власть, влияние) — тип недемократического политического режима, основанного на сильной централизованной власти одного лица (президента, монарха, премьер-министра) или группы лиц (например, определённой партии).

История не знает сослагательного наклонения? Ага, как же! Давайте-ка взглянем на демократа и либерала Ли Кван Ю, создавшего Сингапур таким, каким мы его знаем сегодня. Никто и никогда не считал его автократом, несмотря на то, что методы у него были крайне тоталитарные. Мало того, Сингапур до сих пор живет по его правилам — попробуйте выкинуть окурок не в урну или вообще закурить в неустановленном месте. Ну или, для разнообразия ощущений, нарушить правила дорожного движения.

Мир вообще пропитан мифологемами, не имеющими отношения к реальности. К примеру, этот гадкий Иван Грозный, которого нам всем вменяют в вину. Кровавый Иван, убивший за всю опричнину меньше людей, чем вырезали цивилизованные французы за одну Варфоломеевскую ночь.

Подобные примеры можно найти с любым правителем Российской Империи, СССР или нынешней России — нашу вину всегда будут превозносить до небес, забывая о собственных концлагерях и газовых камерах.

Я не зря привел определение авторитаризма. Согласно ему, сегодня в Соединенных Штатах и Британии самые настоящие авторитарные режимы. Правда, там влияние сосредоточено не в одних руках, а неких социальных группах, представляющих меньшинства — расово озабоченные негры и латиносы, заднеприводные и прочие сексуал-активисты, климатические истерички и тому подобное.

Но куда глубже те процессы, которые эти группы начали — к примеру, повальный снос памятников прошлой эпохи, отказ от отцов-основателей и принципов, которые те провозгласили. Это только кажется забавным, но на самом деле идет масштабный снос исторической памяти всей западной цивилизации.

Это началось уже достаточно давно, пандемия только подстегнула этот процесс. Люк Купер, исследователь Лондонской школы экономики и автор книги “Авторитарная зараза”, заявил, что огромные экономические, медицинские и социальные ресурсы, вложенные в борьбу с пандемией, означают, что “государство вернулось в качестве силы, чтобы управлять обществом и доставлять общественные блага.”

Это имеет свой смысл, но это категорически не устраивает либералов. По их мнению, государство вообще не должно вмешиваться в жизнь граждан и бизнес — и, как следствие, сегодня мы наблюдаем просто потрясающую слабость всей вертикали федеральной власти в США.

93 тысячи умерших в США от передозировки наркотиков за 2020 год — это мелочи. Это то, что люди выбрали сами, в соответствии с самыми демократическими принципами в мире. А вот что не мелочи, так это инфляция и рост цен: зерновые выросли за год на 93,8%, говядина — на 41,4%, растительное масло — на 34,8%, бензин — на 45%, строительные материалы — от 80% до 260%.

При этом цены в России тоже выросли, было бы глупо это отрицать — однако власть делает все возможное для сдерживания роста. Начали еще зимой, с сахара и растительного масла — и авторитарной России удалось удержать средний рост цен на уровне 9,85%.

Это всего лишь один из примеров того, что «у нас разведчики, у них шпионы». Идеологическая и пропагандистская война между Западом и Россией идет уже минимум тысячу лет — она началась с церковного раскола, с того момента, как Россия стала православной христианской страной.

Эта война будет продолжаться бесконечно. На место одних империй будут приходить другие — та же Австро-Венгерская после своей кончины просто передала вожжи этого противостояния в другие руки.

Со временем исчезнут Соединенные Штаты, как когда-то исчезла Британская Империя, над которой никогда не заходило солнце. Противоречия в социуме Америки достигли непреодолимого уровня, за которым следует либо гражданская война на полное уничтожение противников, либо более-менее цивилизованный развод.

И вот тут главный вопрос: а достигла ли американская цивилизация того уровня цивилизованности, чтобы устроить цивилизованный развод? Как показало время, Советский Союз точно был куда цивилизованней, по итогам своего распада.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх