Свежие комментарии

  • Анатолий Лановой
    И назвать единую валюту нужно Рубань.Уничтожить доллар...
  • Михаил Шаповалов
    Мысль ценная. Война идет с Бандеровцами, а не с простыми хохлами. Поэтому пленных лучше не брать.ПРИМЕНИТЬ "ПЕНИЦИ...
  • Владимир Грачев
    "Вдобавок к военно-техническим мерам неплохо бы вспомнить пример наших предков: во времена Великой Отечественной крас...ПРИМЕНИТЬ "ПЕНИЦИ...

ПРИМЕНИТЬ "ПЕНИЦИЛЛИН": НАЗВАНА ФОРМУЛА СПАСЕНИЯ ДОНЕЦКА

ПРИМЕНИТЬ "ПЕНИЦИЛЛИН": НАЗВАНА ФОРМУЛА СПАСЕНИЯ ДОНЕЦКА

ВЛАД ШЛЕПЧЕНКО



ВСУ вновь делом доказали, что являются не армией, а высокоорганизованной и хорошо вооружённой бандой террористов. Удары по жилым кварталам совершенно точно не переломят ситуацию на фронтах, но лишь увеличат счёт русского народа к украинским карателям.

Украинская армия захлёбывается кровью, её батальоны перемешиваются с землёй, удобряя своими трупами поля и лесопосадки на широком фронте от Попасной до окрестностей Славянска. Однако мстить за свои неудачи ВСУ предпочитают не вооружённым мужчинам, а детям и роженицам.

Сразу несколько районов Донецка, включая центральный Ворошиловский – в огне. Об этом Царьграду рассказала дончанка Виктория.

Вчера роддом Вишневского обстреляли – слава Богу, роженицы уже были в тот момент в подвале. Весь Донецк сидел в подвалах. За три часа прилетело по городу столько... Прилетало что-то и по Гвардейке, но этого нет в официальных сводках. Как я понимаю, в сводках не указывается то, что попадает на пустыри,

– поделилась девушка.

Муж Вики сейчас бьётся на передовой, младший брат служит при штабе, старший и двое дядей – в окопах. Сама она живет в полуразрушенном доме в Макеевке: ещё до спецоперации к ним было попадание мины, восстановить строение до конца не успели.

Раньше спокойной считалась "заперевальная", но вчера во время обстрела было попадание в рынок, среди погибших – женщина и маленький ребёнок. Сегодня до 9 утра было тихо. Мы с малым вышли в магазин, до него пять минут ходьбы. И тут понеслось… Слава Богу, сработало ПВО. Слышно было прилёты кассетной раскидки. С тех пор обстрел не прекращается до сих пор. По нам сейчас лупят, а я сына спать укладываю. Если уж суждено, то лучше во сне... Страшно стало – просто жуть, нет места в ДНР, где безопасно,

– поделилась болью Вика.

Сейчас в Донецке молодые мамы вынуждены ходить в магазины под обстрелами и оптом закупать всё необходимое для себя и детей.

Хорошо, что у меня есть телефоны продавцов. Я позвонила заранее, сказала, что сложить мне в пакеты, быстро забрала продукты и бегом домой. Нельзя выходить на улицу. Немного обидно читать, как в Мариуполе всё восстанавливают, им помогают волонтёры. А мы элементарно – не то что работать, в магазин не можем выйти. У нас волонтёров нет, закупаемся впрок, у кого есть деньги. Конечно, мы понимаем, что надо терпеть. Мы ждём победы. Всё ради того, чтобы это безумие закончилось, – резюмировала собеседница Царьграда.

Британский почерк

Украинское военно-политическое руководство совершило очередное преступление, достойное Нюрнбергского трибунала: в понедельник, 13 июня подвергло жесточайшему обстрелу жилые кварталы Донецка. Укровермахт лупил по городу из всего, что имеет в своём распоряжении: советских 152-миллиметровых и натовских 155-мм гаубиц, реактивных систем залпового огня (РСЗО) "Град" и "Ураган".

По словам местных жителей, обстрел продолжался в течение нескольких часов. За это время враг успел выпустить по жилым кварталам около 300 снарядов, в том числе 80 ракет РСЗО. Под обстрелом оказались Будённовский, Кировский, Куйбышевский и Киевский районы города. Гаубичные снаряды разрушили и подожгли Майский рынок и городской газопровод. Ударам подверглись роддом (в котором только чудом никто не погиб), больница, несколько магазинов, станция обслуживания транспорта. Жертвами украинского артиллерийского террора стали пять человек, в том числе 11-летний ребёнок. Ещё 37 жителей города получили ранения.

Комментируя ситуацию, официальный представитель народной милиции ДНР Эдуард Басурин рассказал, что к уничтожению жилых кварталов города украинское командование готовилось заранее. Непосредственно перед обстрелом был уничтожен пункт управления, а возможно – даже штаб крупного соединения ВСУ, располагавшегося в районе населённого пункта Мемрик. Вместе с ним была ликвидирована американская станция РЭБ. Сразу после этого украинские военные начали бить по рынку из "Урагана", а вскоре по городу врезали три батареи ствольной артиллерии, пара установок "Град" и ещё два "Урагана".

Басурин подчеркнул, что такие удары готовятся заранее. Уничтожение командного пункта свидетельствует о том, что операция уже была в завершающей стадии, и конкретные исполнители смогли выполнить свои задачи, даже оставшись без командования.

Этот план уже был готов: план уничтожения города! Истоки этого идут с 1942 года, – уверен Басурин. – В декабре [1942 года] ВВС Великобритании приняли директиву уничтожения жилых массивов промышленных зон противника. В 1943 году они её усовершенствовали, американцы её потом применяли… В Германии так были уничтожены Дрезден, Гамбург, Кёльн. И здесь они это решили применить, по нам. Заранее зная, что там гражданское население. Они хотели убивать гражданское население.

Зачем?

Если бы не масштаб обстрелов, можно было бы сказать, что удары по городу наносились бессистемно. Однако на деле видимая беспорядочность стрельбы – это сознательно выбранный метод: пара выстрелов по одному кварталу, затем по второму, перенос огня на рынок, потом на больницу.

Прифронтовой город, восемь лет живущий под обстрелами, привык к "прилётам" с той стороны. У местных жителей выработались своеобразные привычки: например, они не реагируют на взрывы, если те происходят в соседнем районе. Благодаря этому жизнь в Донецке не замирает во время обстрелов. Если бы не такое фаталистическое отношение к угрозе, город давно бы превратился в призрак: бетонные коробки без людей, пустые кварталы (чего, собственно, и добивались украинские военные последние восемь лет).

С учётом этой особенности массированный, но распределённый по всей площади Донецка огонь – это самый верный способ убить и покалечить максимальное число людей. Такой обстрел намного опаснее концентрированного удара по одному месту. Украинские артиллеристы отлично понимают, что делают и чего хотят этим добиться. Их задача – максимальное число погибших и пострадавших.

При этом понятно, что удары такого масштаба не наносятся по желанию командования отдельных бригад и даже оперативного соединения, какими бы людоедами ни были укомплектованы их штабы. Масштабность нападения свидетельствует, что удар по Донецку был санкционирован из Киева. И тут тоже нет большой загадки.

На северном фасе Донбасского фронта уже не первую неделю идёт перемалывание украинской армии. Северодонецко-лисичанская группировка сидит в глубоком "мешке" оперативного окружения. Наши войска постепенно продвигаются к городу Артёмовску (переименованному украинцами в Бахмут), а существенно северо-западнее – медленно, но верно движутся к Славянску. Во всех случаях ключевым фактором, позволяющим русским войскам "прогрызать" линии украинской обороны, является превосходство в артиллерии.

Даже по данным западных СМИ, наши войска превосходят ВСУ в этом районе по числу орудий и пусковых установок в 15–20 раз, а по числу выпускаемых снарядов – примерно в 40 раз. Учитывая, что сдерживает наступление нашей армии на этом направлении самая крупная группировка ВСУ, численность которой предположительно достигает 16 бригад, нетрудно понять, какие перспективы видит перед собой украинский генералитет. Главные силы их армии методично истребляются артиллерией противника. Контратаковать они не могут, потому что русские тоже стянули на этот участок фронта огромные силы, а отступить на несколько десятков километров и тем самым перевести войну из позиционной в манёвренную – им не позволяет Киев, для которого такая ситуация станет тяжёлым медийным и политическим поражением. Но делать что-то нужно, иначе войска кончатся, а новых, такого же качества, набрать уже не удастся.

И вот тут появляется вариант с расстрелом Донецка. По сути, это такая же попытка растащить наши силы с главного направления на второстепенные участки фронта, как апрельско-майское наступление из-под Харькова к границе. Только теперь в качестве угрозы выступает не гипотетическая возможность переноса боевых действий на территорию России, а гибель мирного населения, защита которого и является одной из главных целей начала спецоперации.

Украинский гамбит, русская защита

Что делать в такой ситуации нашим военным?

Для начала давайте определимся, чего в такой ситуации делать нельзя. Нельзя идти по тому пути, на который нас толкает враг: нельзя его отпускать. Если нам удалось взять за глотку крупнейшую группировку ВСУ, её обязательно нужно добивать. Эту возможность ни в коем случае не следует упускать.

Дело в том, что украинская система ПВО до сих пор жива. По этой причине наша фронтовая и оперативно-тактическая авиация не могут действовать в полную силу. Украинские зенитчики полностью "забили" на защиту своих объектов в тылу и целиком сосредоточились на охоте за нашими самолётами из засад. Соответственно, наши военлёты занимаются отловом коварного врага. Пока идут эти воздушно-наземные кошки-мышки, применять по врагу святой и праведный чугуний – свободнопадающие бомбы – не получается. Наземные цели обстреливаются дорогими и потому относительно немногочисленными ракетами класса воздух – поверхность. Из-за насыщения войск противника огромным количеством противотанковых ракетных комплексов и современных гранатомётов устроить ВСУ 1944 год в советском стиле также невозможно: слишком велики будут потери в танках и пехоте. Поэтому перемалывание его живой силы артогнём – идеальный сценарий для нашей армии, и прекращать этот процесс нельзя ни в коем случае.

Теперь о защите Донецка. Почему вообще стал возможен артиллерийский террор города последних дней? Потому, что любое превосходство имеет свою цену. Собрав огромную артиллерийскую группировку на линии Попасная – Северодонецк – Лиман и направив к ней основные потоки боеприпасов, наше командование ослабило артиллерийское прикрытие соседних участков фронта. Украинские военные имеют отлично работающие подразделения радиоэлектронной разведки и, естественно, отследили уход нашей артиллерии, обеспечивавшей прикрытие города.

По свидетельству ополченцев, в последние дни укровояки лупили по жилым кварталам с позиций, на которых до этого боялись появляться многие месяцы, прекрасно понимая, что теперь можно не опасаться серьёзной "ответки".

Спасти Донецк

Для защиты города, во-первых, во-вторых и в-третьих, нужно налаживать контрбатарейную борьбу. Если сейчас под городом не хватает орудий и пусковых установок – их нужно привезти из России. Если не хватает современных орудий в армии России – нужно снимать с хранения советские системы. До начала спецоперации у нас на складах хранилось одних "Ураганов" около 700 пусковых установок. Артиллеристов можно набрать на краткосрочные контракты, в крайнем случае – провести частичную мобилизацию среди тех, кто в молодости служил "богу войны".

Но контрбатарейная работа обеспечивается не только и не столько количеством стволов и направляющих РСЗО. Борьба с вражеской артиллерией – это прежде всего разведка и связь, обеспечивающие возможность мгновенно накрыть огнём обнаруженного врага.

Для этого нужны контрбатарейные радиолокаторы 1Л271 "Аистёнок", способные отслеживать направление полёта вражеских снарядов и высчитывать местоположение выпустивших их орудий. В дополнение к ним необходимы радиолокационные станции наземной разведки ПСНР-5, ПСНР-8 и более тяжёлые комплексы "Зоопарк-1".

Если наша промышленность успела произвести хотя бы несколько комплексов артиллерийской разведки 1Б75 "Пенициллин", то их место сейчас – под Донецком. Отличие их от контрбатарейных радаров в том, что для обнаружения вражеских орудий они используют не радиоволны, а звук и тепловое излучение. Иными словами, "Пенициллин" может работать в полностью пассивном режиме, никак не выдавая своего присутствия.

В дополнение к локаторам необходимы беспилотники, притом не электрические квадрокоптеры, а "Орланы" с бензиновыми двигателями, умеющие находиться в воздухе по 12–16 часов. Каждый дивизион (а лучше батарея) наших гаубиц должен иметь как минимум одну дежурную "птичку", которая сможет вылететь в район, откуда противник открыл огонь, обнаружить его кочующую батарею и сопровождать её, корректируя огонь наших орудий в режиме реального времени, не позволив украинским карателям "упетлять" от справедливого возмездия.

В идеале, вся линия боевого соприкосновения должна быть разделена на сектора, каждый из которых должен патрулироваться беспилотником. При такой организации между обнаружением района, откуда враг ведёт обстрел города контрбатарейной РЛС, и взятием цели на сопровождение "Орланом" будет проходить минимальное время.

Чтобы украинские РЭБ не могли подавить работу беспилотников, необходимо прикрывать их вылеты истребителями с противорадиолокационными ракетами Х58. То есть в небе над Донецком постоянно должен дежурить минимум один самолёт с этими ракетами.

Разумеется, все ключевые компоненты контрбатарейной системы (артиллерийские дивизионы, комплексы звуковой и радиолокационной разведки, беспилотники) должны иметь единую систему шифрованной связи, а не координировать свои действия через вышестоящие штабы, с постоянными запросами на получение разрешений и многочасовым ожиданием на "добро" от больших генералов.

Уничтожение украинской артиллерии должно быть рутиной, а не подвигом. И потому все необходимые полномочия должны быть спущены на уровень командира дивизиона, а то и батареи.

В сухом остатке

Украинская армия – враг злобный и беспринципный, при этом хорошо оснащённый и довольно профессиональный. Идти у него на поводу ни в коем случае нельзя. Но точно так же нельзя рассчитывать и на то, что "ну не могут же они!" Могут. Эти – могут, любое злодейство и подлость, что и доказали в очередной раз.

И ещё. Вдобавок к военно-техническим мерам неплохо бы вспомнить пример наших предков: во времена Великой Отечественной красноармейцы не брали в плен солдат и офицеров 332-го пехотного полка вермахта, личный состав которого пытал и казнил Зою Космодемьянскую. К настоящему времени украинские артиллеристы делом доказали, что они не лучше немецких карателей. А соответственно, и судьба у них должна быть такой же.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх