Свежие комментарии

  • Виктор Шиховцев
    Пусть об этом у "гаранта" голова болит.Марков: жизни укр...
  • Виктор Шиховцев
    Какой-то бред. Как могут законы Франции распространяться на гражданина России?В дикой Франции у...
  • Галина Медведева
    Сучье племя....США и Англия пыта...

Россия станет страной-полиэтиленоколонкой

Россия станет страной-полиэтиленоколонкой

В условиях известных трудностей на нефтяном и газовом рынках тема нефтегазохимии сохраняет актуальность. Что здесь произошло за последние месяцы? Обсуждать новости лучше по секторам

Главный сектор, к которому приковано основное внимание, — это производство полиэтилена и полипропилена из выделяемых из природного газа так называемых жирных фракций — этана и других углеводородов. Новые газохимические комплексы пока в стадии проектов, в этой сфере — Амурский ГХК, Балтийский ГХК, завод полимеров Иркутской нефтяной компании. Все они для начала реализации ожидали решения по так называемому обратному акцизу (предполагает дополнительные выплаты за переработку сырья), позволяющему достичь необходимой рентабельности производства. Сейчас закон проходит все чтения в Государственной думе. И компании, не дожидаясь формальностей, уже приступили к строительству заводов. «Сибур», владелец Амурского ГХК (а на завод пойдут «жирные» фракции из газа «Силы Сибири»), приступил к строительству в августе. Одновременно ООО «Иркутская нефтяная компания» уже вовсю доставляет установки для будущего производства на свою площадку.

Есть новости и по третьему проекту, Балтийскому ГХК. Напомним, что сам проект уникален по своей концепции.

Сначала «жирный» газ (по сути газ, принадлежащий «Газпрому») в объеме 45 миллиардов кубометров поставляется на комплекс газопереработки (ГПЗ), где из него выделяются «жирные» фракции (этан и сжиженные углеводородные газы, свыше шести миллионов тонн), а также часть «сухого» газа, которая идет на производство СПГ (13 миллионов тонн). Оставшийся газ в объеме 18 миллиардов кубометров возвращается в газотранспортную систему страны. В дальнейшем из выделенных «жирных» фракций будут производиться полимеры на газохимическом комплексе (ГХК).

Любопытна также и схема владения, она следующая: блок «ГПЗ плюс СПГ» будет принадлежать компании «Русхимальянс» (в равных долях «Газпром» и «Русгаздобыча»), а ГХК будет принадлежать только «Русгаздобыче». Соответственно, вопрос цены, по которой сырье будет переходить от одной компании другой, — не формальный. Как уже обсуждалось ранее, та или иная стоимость газа, этана и других углеводородов, которые попадают на ГХК, способна смещать экономику связанных проектов от одного к другому.

И вот в августе стало известно, что сырье для газопереработки будет передаваться «Русхимальянсу» по регулируемой оптовой цене для Ленинградской области. Это означает, что возможные прибыли от более высокой экспортной цены продуктов производства «Газпром» разделит с партнером в рамках СП. О ценообразовании на этан и другие углеводороды, которые далее по цепочке перейдут от ГПЗ к ГХК, пока не сообщалось.

Второй сектор компаний, проявляющих усиленный интерес к нефтехимии, — это классические нефтяные компании, в ряде случаев здесь нефтехимия находится в одном комплексе с традиционной нефтепереработкой (то есть выпуском жидких топлив).

Таким, например, является проект «Роснефти». Там вспомнили о старом и до недавнего времени подзабытом проекте «Восточная нефтехимическая компания» с солидным объемом инвестиций, составляющим в максимальном варианте до полутора триллионов рублей. Пока реализация под вопросом: для окупаемости нужны дополнительные льготы. В свою очередь, регуляторы оценивают, сможет ли предоставление этих льгот привести в результате к дополнительным налоговым поступлениям. Ведь именно такой эффект ожидается в обсужденных выше проектах газохимии, когда, казалось бы, прямые субсидии на переработку сырья (обратный акциз) приведут к намного большим доходам бюджета за счет налоговых выплат.

В свою очередь, «Татнефть» запланировала масштабные инвестиции в нефтехимию, еще год назад была принята амбициозная программа на 600 миллиардов рублей. Правда, последние инициативы по усилению налоговой нагрузки могут поставить под вопрос темпы реализации. С одной стороны, новые налоги на добычу как раз и стимулируют компании больше вкладывать в переработку. Но с другой — в целом свободных денег у компаний для инвестиций в любом случае останется меньше.

В любом случае развитие сектора в нашей стране приведет и уже приводит к двум следствиям. Во-первых, Россия переходит от чистого импорта к экспорту продукции в сегменте крупнотоннажных полимеров. Принципиальный сдвиг произошел после недавнего выхода «Запсибнефтехима» компании «Сибур» на полную мощность. Во-вторых, на этом фоне стоит ожидать и конкуренции между различными производителями внутри страны.

Полимеры — в первую очередь полиэтилен и полипропилен — крупнейший (и наиболее понятный со стороны) сегмент нефтехимии. Но полимерами дело, разумеется, не ограничивается.

Любопытный сюжет — это производство малеинового ангидрида. История интересна, потому как 1) в нашей стране он до настоящего времени не производится, 2) со своими проектами выходят сразу две компании, что подразумевает даже конкуренцию. Поэтому, несмотря на отраслевую специфику, уместно остановиться на нескольких подробностях.

В мире его производится около двух миллионов тонн в год. То есть по объемам это не двести миллионов тонн полимеров, но и не малотоннажное производство, не какая-то «эксклюзивная» химия. Производство основано на окислении бутана (четыре атома углерода) — это как раз одна из «жирных» фракций природного газа (или очень легкая фракция в нефти).

В нашей стране «Сибур» планирует достроить свое производство в Тобольске для получения этого продукта уже в 2021 году, мощность — 45 тысяч тонн, хватит и на экспорт. В свою очередь, к 2023 году свое производство мощностью 50 тысяч тонн в год организует и «Татнефть».

Сюжет с малеиновым ангидридом показывает еще одну особенность: потребление в России всего шести тысяч тонн по сравнению с мировым спросом в два миллиона. Есть куда расти. Соединение используется в основном как промежуточный продукт для синтеза полиэфирных смол, которые, в свою очередь, применяются в судостроении, автомобилестроении, строительстве.

И здесь мы подходим к следующей проблеме. Если по базовым продуктам нефтехимии наша страна вот-вот выйдет на экспорт, то по продуктам более высоких переделов, высокотехнологическим пластикам, лакам, краскам мы в любом случае остаемся импортерами. Есть куда развиваться — но теперь не экстенсивно, а увеличивая переделы, добавленную стоимость. Тем более что по базовым полимерам на глобальном рынке со спросом тоже все непросто. А импортозамещение более сложных продуктов (а в будущем и экспорт) — это практически гарантированный спрос и снижение валютных расходов страны.

Обо всем этом недавно говорил профильный вице-премьер Юрий Борисов. По его словам, в Госдуму передан законопроект, стимулирующий за счет обратного акциза и вычета при производстве этана и СУГов инвестиционную привлекательность этой отрасли.

Однако, по мнению Борисова, и на этом не стоит останавливаться, «потому что этот закон стимулирует только исходный материал, который лежит в начале технологической цепочки для производства продуктов нефтехимии. Есть смысл поговорить и о следующих этапах передела, которые ближе уже к финальной продукции, <…> очень многие продукты нефтехимии сегодня не производятся в России».+

Звучит довольно оптимистично для отрасли.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх