Свежие комментарии

  • Галина Медведева
    Лукашенко такая же мразь, как и нацистская власть в Украине!Лукашенко: Украин...
  • В К
    Этот дятел договорится наверное скоро!Лукашенко: Ельцин...
  • Михаил Короленко
    В Донецк и Луганск дорога прямая, не через Беларусь. Украина здесь сбоку-припёку. "Батька" заигрался; думал он умне...Появились подробн...

Второй пояс (Откровения советника) Часть 3

Второй пояс (Откровения советника) Часть 3

Продолжение. Начало здесь

Глава 5. Началось!

Случайное совпадение, или же это было специально так задумано, но начало операции пришлось на "джуму" одиннадцатого декабря. Обычная пятница, являвшаяся для всех мусульман мира выходным днем.

Советники всех контрактов в этот день тоже не работали, отсиживаясь или отлеживаясь по своим виллам, и занимаясь "бытовухой". Спешить было некуда, да и не к кому, поскольку подсоветные в этот день отдыхали. Война войной, а выходной - по расписанию...

Накануне у царандоевских советников, проживающих на тринадцатой вилле, был "банный день", затянувшийся далеко за полночь и закончившийся небольшим скандалом.

Дело в том, что новый сосед с 11-й виллы - военный советник начальника штаба 2-го Армейского корпуса Афганистана, привел в нашу баню человек восемь гостей, с которыми в этот день бухал по поводу своей "прописки". После их "помывки" бассейн в бане был весь "засран" листьями от банных веников. Обнаружив непорядок, я демонстративно повел соседа в баню и, указав на оставленный им и его друзьями "срач", сделал первое и последнее предупреждение: популярно объяснил, что при повторении подобного факта лично он будет отлучен от бани на весь оставшийся срок пребывания в Афгане.

Тем паче, что к её строительству он не имел никакого отношения. Культурно так и вежливо попросил полковника привести бассейн в порядок. Сначала сосед попытался напомнить, что он вроде бы целый полковник, а я всего лишь капитан, и из соображений воинской субординации как бы не должен делать ему каких-либо замечаний. Не имея никакого желания вдаваться в полемику по данному вопросу, я порекомендовал полковнику засунуть свои большие звезды себе в задницу. При этом не упустил случая намекнуть ему о том, что не являюсь его прямым подчиненным, и в настоящее время здесь, в провинции, имею больше полномочий, чем он со своими большими погонами. Из собственного опыта я знал, что таких "орлов" надо сразу ставить на место, иначе потом они своей борзотой начнут приносить беды. И себе и окружающим их людям...

Спать совсем не хотелось. Зная о том, что произойдет на исходе ночи, старались хоть как-то отвлечься от тяжелых мыслей. Сидели на кухне под летучей мышью и часов до двух расписывали одну за другой партии в "Кинга". В конце концов, это всем осточертело и, решив хоть немного выспаться, мы разошлись по своим комнатам.

...Черная южная ночь была еще в полном разгаре, когда мы проснулись от страшного грохота. Несмотря на то, что все царандоевские советники знали о времени начала операции, первые залпы "Гиацинтов" и систем залпового огня прогремели внезапно и, сорвав нас с кроватей, вынесли на улицу. Земля ходила ходуном как при землетрясении. Все, кто проживал на нашей вилле, выскочили во двор практически без верхней одежды. С тем чтобы лучше рассмотреть, что творится в зеленке, залезли на плоскую крышу виллы.

Зрелище было впечатляющим. Вся зеленка в Дамане была покрыта всполохами разрывающихся бомб, снарядов и ракет. Для себя я отметил, что наиболее интенсивно обстреливаются именно те кишлаки, о которых я накануне сообщил Варенникову во время совещания, и уже позже вечером - через "Центр". Стало быть, штабники приняли к сведению мою информацию. Было приятно осознавать, что в этом большом деле есть и твоя доля участия. Хотя бы таким образом.

Мысленно представил, что сейчас творится в зеленке. "Духи", поднятые на ноги обстрелом, мечутся, укрывая свою технику и вооружение. Вспышки разрывов отсвечиваются на их телах, перекошенных от злобы и страха лицах, создавая одновременно множество теней. Тени прыгают по дувалам, стенам разрушенных домов, скользят по земле...

В данной ситуации у "духов" было только два пути избавления от свалившейся на голову напасти: бежать подальше от огненного смерча, или зарываться глубоко в землю, в заранее подготовленные схроны.

Для тех, кто выбрал первый вариант, шурави приготовили очередную "пакость". После пятнадцатиминутной обработки "зеленки" обычными боеприпасами в ход пошли сюрпризы. Мне не был знаком тот их вид, который иногда применялся против "духов", но между собой мы его прозвали "сварочным аппаратом". Военные советники говорили нам, что это были кассетные бомбы. От разрыва такой бомбы большую площадь "зеленки" накрывал яркий огненный купол, состоящий из множества огней, горящих словно сварочные дуги. "Духи", спасавшиеся от осколков "сварочного аппарата", в дополнение ко всему хватали "зайчика", и на ближайшие пару-тройку дней выходили из строя.

Когда впервые эти боеприпасы были применены в Афгане, "духи" посчитали, что на них сбросили атомную бомбу. Подконтрольные моджахедам СМИ подняли такую шумиху, что этим фактом заинтересовались американские и пакистанские спецслужбы. Никакой радиации обнаружено не было, и через пару месяцев все затихло само собой, поскольку выяснилось, что американцы аналогичное оружие успели применить во время вьетнамской войны.

Мы стояли на крыше виллы и зачарованно смотрели на то, что творилось в зеленке. Даже на таком большом расстоянии смотреть на работу "сварочного аппарата" было небезопасно для зрения. Здравый смысл взял верх над любопытством, и мы решили уйти со своего наблюдательного пункта. Да к тому же что-то стало холодать. Забыли совсем, что стоим почти раздетые, а на улице не больше трех градусов тепла. Зима всё-таки.

Остатки сна разлетелись совсем. Да и можно ли было уснуть под такую канонаду.

Через пару часов начало светать, и мы вновь услышали отдаленный гул летящих штурмовиков.

Для "духов", выбравших второй вариант защиты, наступали не лучшие моменты жизни. "Грачи" несли на своих крыльях бомбы весом до полутонны. А бомбы тоже были всякие, да разные. Были и такие, что находили "духов" глубоко под землей. Их-то первыми и сбросили на "зеленку". Клубы дыма и пыли в виде серых грибовидных облаков поднялись почти на километровую высоту и еще долго висели там, меняя свою окраску в лучах восходящего Солнца.

После девяти часов утра артиллерийская канонада стала немного затихать. "Работал" только дивизион "Ураганов", который перенес огонь своих установок на цели в уезде Панджвайи. Ракеты, набирая сверхзвуковую скорость над Даманом, ложились на боевой курс, унося смертоносную начинку своих боеголовок за гряду скал, растянувшихся от "Черной площади" до пустыни "Регистан"...

Еще были слышны разрывы снарядов в "зеленке", а по дороге с "Майдана" в Кандагар уже загрохотали гусеницами танки и БМПэшки. Извивающаяся длинной змеей колонна бронетехники, огибая ямы и воронки, медленно ползла вперед по разбитой дороге.

В голове колонны шли несколько машин разминирования с подвешенными на них тралами. Стальные катки тралов, прицепленные к хитроумной конструкции из швеллеров и цепей, нехотя переваливаясь с боку на бок, катились спереди БМРок, копируя профиль дороги и вдавливаясь в неё всей своей массой. Следом за БМРками шли несколько танков, обвешанных со всех сторон решетчатыми гранатоуловителями. Жерла танковых пушек, развернутых в сторону Дамана, были готовы в любое мгновение изрыгнуть смертоносную начинку. За танками вперемешку шли БТРы, БМПэшки, БРДМки, БМДэшки и "Нюрки", на которых восседали десантники 1-го и 2-го ДШБ. В промежутках между бронемашинами следовали "Уралы" и "ЗИЛы", груженые боеприпасами, дровами, продуктами питания и ещё бог весть чем. К отдельным машинам сзади были прицеплены пушки, минометы и полевые кухни.

В то время, когда первая БМРка поравнялась с "Компайном", замыкавшая колонну БМПэшка только-только начинала спускаться с виднеющегося на востоке перевала.

Колонна шла мимо "Компайна не менее сорока минут. Мы попытались сосчитать, сколько же машин было в её составе, но, досчитав где-то до сорока, запутались и сбились со счета. Если учесть, что интервал между машинами был не больше сорока метров, получалось, что колонна вобрала в себя около полутора сотен единиц боевой техники и автомашин.

Большие колонны нам доводилось видеть и ранее, и ничего особенного в этом не было. Не более месяца тому назад при проведении крупномасштабной операции "Магистраль" через Кандагар на Хост только в течение одного дня прошло около восьмисот единиц бронетехники и автомашин. Но чтобы Кандагарская Бригада почти в полном составе выезжала на операцию! Я за свою бытность в Афгане не мог такого припомнить...

Глава 6. Первые боевые потери

Кандагар встретил советских солдат пустынными улочками и закрытыми дуканами. Складывалось такое впечатление, что население города в одночасье вымерло. Даже бродячие собаки, имевшие привычку облаивать колонны советских грузовиков, в этот пасмурный день, куда то исчезли. Возможной причиной такого поведения афганцев заключалось в том, что была джума. Хотя в джуму колонны шли через город и ранее, но такого безлюдья прежде никогда не наблюдалось. Скорее всего, этому явлению было совсем иное объяснение. Шестичасовая "ковровая" обработка "зеленки" заставила призадуматься многих кандагарцев. Ведь в бандах находились их отцы, братья и мужья. Что сталось с ними, и вообще, осталось ли что-то от них после устроенного "шурави" ада? Никто еще ничего не знал. Оставалось только молиться да просить Аллаха, чтобы он сохранил им жизни.

Вот из полуразрушенного дувала выползла древняя старуха. Выкрикивая какие-то непонятные фразы, и размахивая над головой высохшими кулачками, она попыталась преградить дорогу танку. Водитель танка не думал останавливаться, и едва не задавил старуху. В самый последний момент та, проявив не свойственную ей прыть, отскочила в сторону, и стала бросать в шедшие мимо неё машины пригоршни земли. Сидящие на "брониках" шурави дружно гоготали и салютовали старухе известным интернациональным жестом.

Из какой-то подворотни выскочил бача, лет восьми от роду. Сначала он резко остановился, вытаращив глаза на проезжавших мимо него шурави, а потом, сдернув с себя штаны, повернулся спиной и, встав "раком", выставил в сторону колонны свою худую задницу. Один боец для острастки передернул затвор автомата и сделал вид, что целится в "душманенка". Позабыв натянуть штаны, бача на четвереньках юркнул туда же, откуда только что появился. Буквально через мгновение он появился вновь, держа в руке эргэдешку. Это уже были не шутки. Бача коротко размахнувшись, бросил гранату в сторону проезжавшего БТРа. Сидящие на нем десантники от неожиданности замерли, ожидая взрыва. Но взрыва не произошло, поскольку бача забыл выдернуть кольцо. Эту оплошность исправил один из десантников. Он на ходу соскочил с "броника", подобрал гранату и, выдернув чеку, бросил гранату в подворотню, за которой только что скрылся бача. Когда солдат запрыгивал на БТР, шедший следом за тем, с которого он только что спрыгнул, в подворотне раздался глухой взрыв. Из-за дувала поднялся клуб черного дыма.

Больше из этой подворотни уже никто не выскакивал. По крайне мере, пока шла колонна.

Когда машины проходили мимо мечети, стоящей у развилки дорог на подъезде к "Черной площади", наступило время намаза. Вместо привычной гнусавой молитвы, записанной на магнитофон и воспроизводимой через висящие на минарете динамики, зазвучала чья-то речь.

Разведчик по кличке "Пуштун", прозванный так за знание языка афганцев, прислушался к тому, о чем говорил невидимый диктор. Тот слал всяческие проклятья на головы "советских оккупантов" и призывал горожан к борьбе с "неверными".

"Пуштун" доложил сидящему рядом с ним на БТРе командиру взвода разведки о том, что говорит муэдзин. Старлей, смачно сплюнув в сторону мечети, со злостью произнес:

- Долбануть бы сейчас по этой мечети, да так, чтоб этот сраный козел заткнулся раз и навсегда. Так потом же "контрики" затаскают за расправу над мирным жителем. И ведь никому не докажешь, что этот мирный козел своим поганым языком вреда приносит больше, чем иная банда. Миротворцы херовы!

Кому именно была адресована последняя фраза, сказанная старлеем, он не уточнил. Но сидящим рядом с ним разведчикам и так было все понятно.

Достигнув горного хребта, начинавшегося почти сразу же за "Черной площадью", колонна стала раздваиваться. Одна её часть свернула с дороги влево и стала углубляться в "зеленку". Вторая пошла дальше и, дойдя до ГСМ, тоже свернула с дороги влево, обходя хребет с противоположной стороны.

Замысел операции был донельзя прост.

Военная техника и личный состав Кандагарской Бригады были поделены на три самостоятельные группировки. Первая группировка, ещё не доходя до перевала у "Пули Тарнак", свернула с дороги и двинулась вдоль хребта, растянувшегося километрах в семи от взлетной полосы Кандагарского международного аэропорта "Ариана". Группировка должна была маршем преодолеть пятнадцатикилометровое расстояние, выйти к первым пяти из девяти ранее существовавших царандоевских постов второго пояса обороны и, закрепившись на них, ожидать подхода афганских военнослужащих. По количеству личного состава эта группировка была самой малочисленной.

Вторая группа, та, что пошла по зеленке уезда Даман, должна была разблокировать, а точнее, заново захватить четыре поста, располагавшихся в зоне ответственности Второго армейского корпуса ВС ДРА. Основу группировки составляли военнослужащие 1-го батальона Бригады.

Третья группировка, форсировавшая зеленку в уезде Панджвайи, должна была обойти горный хребет с запада и выйти к широкому ущелью, располагавшемуся недалеко от пустыни Регистан на стыке уездов Даман и Панджвайи. На нее возлагалась самая трудная и ответственная задача - заново захватить четыре царандоевских поста второго пояса обороны, подвергшихся самому жесточайшему уничтожению "духами". На эту же группу, ко всему прочему, возлагалась обязанность взять под контроль то самое ущелье между уездами, и не допустить просачивания через него "духов". Выполнение этой задачи было возложено на десантников 2-го ДШБ.

Практически все войсковые операции, проводимые в разные годы на афганской земле, относились к категории сложных и опасных. Сложность их в первую очередь, заключалась в том, что части регулярной армии воевали практически с невидимым противником, который использовал в борьбе с "неверными" партизанскую тактику. "Духи" не были сторонниками штыковых атак, и свои удары наносили втихаря. В Афгане в прах рассыпались все существовавшие до той поры академические теории по тактике ведения ближнего боя. Офицеры и солдаты 40-ой армии ценой собственных жизней познавали навязанную "духами" тактику ведения боев без правил.

Операция, о которой идет речь в данном повествовании, не была исключением из этих правил...

Колонна 1-го батальона медленно углублялась в зеленку, пройдя по ней уже около двух километров. Миновали полуразрушенный кишлак. Людей нигде не было видно. Только какой-то бездомный ишак мирно щипал сухую траву на склоне пересохшего арыка. Безмятежная идиллия.

Хвост колонны находился еще в первом кишлаке, а голова её уже втягивалась во второй. Этот кишлак ничем не отличался от первого: такие же узкие, пыльные улочки, такие же разбитые глинобитные мазанки, такая же тишина.

- Всем внимание! В этом кишлаке нас могут ждать неприятности, - по бортовой связи сообщил командир батальона. - Быть всем на "товсь" и не расслабляться. Экипажам БМРок убрать башки из люков, если не хотите вообще без них остаться!

Комбат накануне присутствовал на совещании, которое проводил генерал Варенников, и педантично записывал все, о чем говорили выступавшие. Если царандоевский советник прав, то именно в этом кишлаке "духи" установили свои фугасы.

Взрыв мины или фугаса всегда неожидан. Это тебе не снаряд безоткатки, и даже не эрэс. Те можно услышать еще до того, как они упадут на землю и взорвутся, а тело успеет инстинктивно дернуться в поисках безопасного места. А фугас и мина создания молчаливые и коварные. Лежат они до поры до времени там, куда их положили, и дожидаются своих жертв. И когда наступает их звездный час, они выплескивают наружу всю свою страшную энергию, безжалостно разрывая в клочья человеческую плоть, и завязывая бантиком прочную сталь военной техники.

Голова колонны находилась в центре кишлака, когда прозвучал мощнейший взрыв.

Обычно, когда катки БМРки наезжают на мину или фугас, взрывная волна подбрасывает их высоко над землей вместе со стальной рамой. Если заряд фугаса очень мощный, раму с катками может вырвать "с мясом" и она улетит далеко от дороги. Бывали случаи, когда катки падали на головы сидящих на бронетехнике десантников. Хреновая, скажу я вам, эта вещь.

Мерзопакостное душманьё. Предвидели, наверное, что шурави будут гнать БМРки впереди колонны. Всё правильно рассчитали гады. Видимо был среди них опытный инструктор по взрывному делу, или свой доморощенный "Кулибин". Только он мог до такого додуматься - заложил фугас не под контактами-замыкателями, а метрах в пяти до них. Когда каток БМРки наехал на контакты, и замкнул электрическую цепь, взрыв произошел не под ним, а под днищем боевой машины.

С зарядом для фугаса "духи" не пожадничали. По всей видимости, здоровущую авиабомбу приспособили под него. БМРка как спичечный коробок подпрыгнула вверх и, отлетев метров на двадцать в сторону от дороги, плюхнулась боком о землю. Траки правой гусеницы сегментами разлетелись по всей округе, прошуршав над головами десантников. А на том месте, где был заложен фугас, образовалась огромная воронка, которую запросто можно было бы использовать в качестве капонира для УАЗа, или даже БРДэмки.

Взрывной волной разбросало всех десантников, сидевших на ближайших к месту взрыва двух бронемашинах. Кто-то разбил себе голову, у кого-то были сломаны кости рук и ног. Практически всех контузило.

Один солдат с такой силой ударился о землю, что у него пропал дыхательный рефлекс. Широко открывая рот, он пытался то ли вздохнуть, то ли закричать. Но у него ничего не получалось. Лицо солдата от напряжения побагровело, а затем стало синеть. Так бы наверно и задохнулся бедолага, но в этот момент к нему подскочил прапорщик, метра под два ростом. Прапор обхватил солдата со спины своими загребущими ручищами, оторвал его от земли и, сильно встряхнув пару раз, бросил на землю. Кашляя и харкая, солдат ползал на четвереньках по земле, еще не веря в свое спасение.

- Спасибо товарищ прапорщик, - стоя на карачках и пуская сопли, еле выговорил солдат.

- Да чего уж там, живи, салага, - отозвался прапор, вправляя в это время другому солдату выбитый сустав.

Колонна остановилась намертво. Комбат, прижимая к шее ларингофон радиостанции, яростно материл командиров боевых машин, которые вместо того чтобы остановиться сразу же после взрыва и занять боевые позиции, как слепые котята сгрудились в одном месте.

- Раздолбаи хреновы! - все больше распаляясь кричал комбат. - А если "духи" по вам сейчас из гранатометов долбанут?! У вас что, вместо мозгов ветошь в голове?! Уроды! Рассредоточиться немедленно, и взять под наблюдение "зеленку". Ведь предупреждал же всех быть готовыми к самому худшему! Мудозвоны безмозглые! Командир первой роты, саперов ко мне! Я смотрю, они у тебя очень хорошо устроились, бездельники! И чтоб через секунду были здесь! Я им сейчас устрою сладкую жизнь! Своими животами будут дорогу разминировать, ишаки!

В этом момент кто-то вспомнил про экипаж БМРки, и комбат, запустив вперед саперов, в окружении нескольких десантников пошел к лежащей на боку боевой машине. Из огромного пролома в её днище шел удушливый сизый дым. Надежд на то, что хоть кто-нибудь из экипажа выжил, у комбата не было. Но так, на всякий случай, заглядывая в чрево БМРки, он спросил:

- Живые есть?

Покрутив головой по сторонам, задумчиво произнес:

- М-мда. Это конкретная жопа.

Потом он подозвал к себе худосочного старлея - командира санвзвода и отдал ему распоряжение выковырять из БМРки все то, что ранее называлось экипажем, и вместе с остальными ранеными и контуженными немедленно отправить в госпиталь.

Комбат и предположить не мог, что подрыв БМРки было всего лишь прелюдией того ада, в который через несколько минут попадет его батальон...

Продолжение следует...

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх