Свежие комментарии

  • Странник
    проснулись... придурки.... да вы вообще то ни кому не нужны... только мы с вами нянчились по старой дружбе.... и то в...«Путин превращает...
  • Вячеслав Карюкалов
    Да уж. По хорошему не хотят.Ультиматум России...
  • Странник
    уже хочется что бы ошибка территории напала... но ссыкотно и страшно им, помнят Нюрберг и боятся, ублюдкиРоссия изменила с...

Великий передел Британии

Великий передел Британии

Лоялистские граффити в североирландском порту Ларна — первые признаки надвигающегося противостояния, которое может вернуть Британию примерно на два с половиной десятка лет назад. Да, пока это только надписи, но и они уже отражают растущее недовольство местного населения политикой Лондона.

У нас вообще мало что знают об истоках конфликта в Северной Ирландии. Между тем, он длился десятилетиями и унес тысячи жизней, как в самой Северной Ирландии, так и в Британии — и он рискует вернуться после крайне неудачного для британцев «Брекзита».

На прошедшей неделе Евросоюз официально начал юридические действия против Лондона в связи с неисполнением последним условий по сделке Brexit. Пока трудно предсказать, чем все это дело закончится, но ничего хорошего для Лондона в Брюсселе не обещают. А если учесть, что многие эксперты в экономике уже оценивают ущерб для британской экономики от Brexit и пандемии примерно в 20% ВВП, у Брюсселя есть все основания считать, что он зажал фаберже Ее Величества между косяком и дверью.

Итак, в 1998 году было подписано так называемое Белфастское соглашение (или Соглашение Страстной пятницы — итоги переговоров в 1998 пришлись как раз на этот день). То, что творилось в Белфасте и окрестностях три десятка лет до этого, крайне трудно назвать миром, поскольку две непримиримые группы ирландцев устроили, по сути, гражданскую войну.

Первой группой были ирландские националисты, мечтавшие вернуться в родную гавань вместе со всей Северной Ирландией — именно они создали ИРА (Ирландская Республиканская Армия), причинившую крайне много неприятных моментов для Лондона и британских властей, которые ИРА до сих пор считает оккупационными.

Стоит отметить, что причины конфликта в Северной Ирландии начались вовсе не в XX веке — еще с XVI века Ирландия попала в зависимость от британской короны, которая еще в те времена начала конфисковывать земли коренных ирландцев и передавать их английским поселенцам.

С тех пор там периодически вспыхивает довольно ожесточенная война между местными и понаехавшими — при этом понаехавших трудно назвать жертвами, у ордена Оранжистов (приверженцев британской короны) были не менее кровавые боевые ячейки. Юнионисты (или лоялисты, как их часто называют) оказались настолько же неразборчивыми в выборе средств устрашения противника, как и ИРА — а поскольку это был не только этнополитический, но и религиозный конфликт, договариваться там оказалось просто некому.

За 13 лет до Белфастского соглашения, в 1985 году, произошли британско-ирландские переговоры, в которых Дублин впервые получил право консультативного голоса в Северной Ирландии — и даже с этой явной победой «коренных» жителей конфликт длился практически до конца XX века.

Что важно отметить еще: мало кто помнит, что с 1801 британская империя носила название Соединенного королевства Великобритании и Ирландии. Борьба за независимость острова шла с переменным успехом, так как местные землевладельцы были крайне недовольны земельной политикой метрополии — например, отмена «хлебных законов» и неурожай привели к масштабному голоду 1845-1849 годов, в ходе которого погибли тысячи ирландцев.

Первый раз Ирландия провозгласила себя независимой республикой еще в 1916 году — тогда восстание ирландских добровольцев было жестоко подавлено, но в 1919 году новая группа националистов снова провозгласила Ирландскую республику, включающую всю территорию острова — и тогда же впервые проявила себя ИРА, принявшаяся уничтожать британскую полицию и чиновников.

Все это закончилось в декабре 1921 года в результате мирного договора между Лондоном и Дублином — Ирландия получила статус доминиона (Ирландское Свободное государство), а из официального названия британской империи было убрано слово «Ирландия».

Однако шесть самых развитых в промышленном отношении северных графств Лондон оставил за собой — они в итоге и стали Северной Ирландией, как частью Британии. И вот там все противоречия между местными и понаехавшими проявились в полной мере.

Великий передел Британии

Почему приходится говорить об этом так подробно? Потому что истоки нынешних британских неурядиц имеют глубокие исторические корни — и они еще не раз сыграют свою роль в будущем.

Следует понимать, что лоялистский орден Оранжистов основан протестантами, которые в рамках ордена организовали целую кучу праворадикальных протестантских организаций, зачастую военизированного характера — у них была примерно та же роль, что и у нынешнего Нацкорпуса на Украине. Ну и обязательно стоит напомнить, что ирландские рабы появились на территории нынешних США именно благодаря усилиям англичан — и их положение на южных плантациях мало чем отличалось от положения негров.

В Белфастском соглашении 1998 года было заложено несколько бомб с часовым механизмом. Пока Британия была в составе ЕС, на это вообще никто не обращал внимания, но теперь ситуация изменилась кардинально — оказалось, что граница между Северной Ирландией и государством Ирландия практически прозрачна, а вот между Северной Ирландией и Британией вдруг возникли таможенные барьеры и пошлины, против чего оранжисты и принялись протестовать.

Вообще ситуация складывается явно не в пользу Лондона, ибо у Брюсселя в этом случае в запасе оказалось несколько неожиданных козырей. Во-первых, политическая нестабильность в Северной Ирландии приводила после 1998 года к почти ежедневной смене исполнительной власти и Ассамблеи (местный парламент) — и Брюссель принялся мастерски подогревать протестные настроения среди националистов.

Во-вторых, те самые таможенные барьеры — и тут следует помнить, что для Британии все-таки основным внешним рынком был и остается Евросоюз. Поскольку официальный Лондон крутит подолом Ее Величества в соглашении о бракоразводном процессе, Брюссель приступил к вразумлению британцев через кошелек — а если и это не поможет, то в дело вступят ограничения на движения капиталов, товаров и людей. Для Лондона это будут очень болезненные меры.

В-третьих, одной Северной Ирландией дело не ограничится — Евросоюз приступил к планомерной реализации референдума в Шотландии. Реализация заключается во всесторонней поддержке «борцов за свободу» — и представьте, что будет, если значительная часть нынешней британской территории снова окажется в Евросоюзе, но уже в качестве независимого государства. Это будет очень жестоким ударом и по самолюбию Лондона, и по всей британской экономике.

Естественно, Лондон пытается действовать в ответ — благо, что у него много союзников в Восточной Европе. Те же поляки и Прибалтийские Вымираты играют на стороне Британии, но это временно — Евросоюз вполне способен призвать их к послушанию, просто прекратив субсидирование этих экономик.

В любом случае, протесты в Белфасте и окрестностях не за горами. А если учесть продолжающуюся на Британских островах пандемию, у Брюсселя есть все шансы устроить там полноценный политический и экономический кризис.

И, честно говоря, не жалко. Лондон заслужил все, что с ним собирается сделать Европа.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх