Свежие комментарии

  • Виктор Шиховцев
    Умрут все, чьё время пришло. С прививкой или без.Партия коронавиру...
  • Виктор Шиховцев
    И что мы сделаем? Выразим озабоченность военными базами НАТО на Украине?Россия поставила ...
  • Aнатолий Райков
    Вот твоя украина,туда и возвращайся и не позорь своих предков.Еврея Зеленского ...

В Европе Великой Отечественной просто не было, там строили «Еврорейх»

В Европе Великой Отечественной просто не было, там строили «Еврорейх»

И вот мы встречаем очередной День Великой Победы. И, как и в прошлом году, его отчаянно стараются стереть, забыть и опошлить. Почему? Всё просто

После взятия Берлина Георгий Константинович Жуков, якобы, сказал: «Мы их освободили, и они нам этого никогда не простят». Было это сказано, или нет – уже не важно, ибо это истина. Попытки обвинить Россию в разжигании Второй Мировой, а заодно отгрызть День Победы имеют вполне прагматичные цели под собой. Это и геополитические интересы по ослаблению роли России, и банальная демонизация как необходимая прелюдия перед любой войной, и социальная психология для конструирования внутренней фронды, эдакой «пятой колонны», и т.д.

Но есть и более глубинные и, как ныне модно говорить, экзистенциальные причины западной войны с Россией после самой войны. Для того, чтобы это понять, необходимо просто окинуть взглядом Европу накануне Второй Мировой войны. Как выглядела наша «колыбель демократии», «свободы слова» и «свободы рынка»?

Долгие годы и российская, и, как ни странно, советская позиция состояла в том, что вина в катастрофе мировой войны лежит исключительно на Гитлере, его своре и одурманенных немцах, ну, и немного на итальянцах с испанскими фракистами.

Вот такая почти мистическая по силе компания и устроила мировую бойню? Конечно, нет.

Перед войной в Европе не было ни единой страны без своей нацистской партии или хотя бы поклонниками нацизма. Во Франции симпатии к Гитлеру питала просто целая ватага партий – «Французское действие», Camelots du Roi («королевские молодчики»), «Францистское движение», «Французская солидарность», Французская партия фашистов и т.д. Но главную скрипку играла Французская народная партия, объединившая 150 тысяч граждан. С этой конторой конкурировали Национально-народное объединение и Французская социальная партия, не считая мелких боевых организаций националистической молодёжи, вроде «Огненных крестов» и «Молодых патриотов».

В Нидерландах действовал Национальный союз, Национал-социалистическая нидерландская рабочая партия, лидером которой был доброволец СС – Эрнст Герман ван Раппард, Генеральная голландская фашистская лига, Национал-социалистическое движение, сплотившее 25 тысяч голландцев, и, конечно, более мелкие националистические конторки.

В Венгрии процветала откровенно националистическая Партия Скрещённых стрел. В разгар войны её бессменный лидер Ференц Салаши станет главой Венгрии.

В Болгарии прекрасно себя чувствовали военизированная политическая организация «Звено», Народное социальное движение, Союз болгарских национальных легионов, Союз ратников за прогресс Болгарии и более мелкие структуры.

В Словакии, ещё до ликвидации Чехословакии, действовала Словацкая глинковская партия по имени основателя Андрея Глинка, а также её боевое крыло, эдакие «штурмовики», «Гвардия Глинки». Позже эти молодчики вольются в Словацкий экспедиционный корпус (45 тысяч штыков), подчиняясь нацистской Группе армий «Юг».

В Дании обреталась Национал-социалистическая рабочая партия Дании, ставшая ядром добровольческого корпуса СС «Данмарк». В Норвегии нациствовала «Национальное единение» Видкуна Квислинга. А в Швеции расцвели Национальный союз Швеции, движение «Новая Швеция» и «Правая партия», не считая вполне легитимно работающего Государственного института расовой биологии.

В Великобритании, до вступления страны в войну, вполне законно действовал Британский союз фашистов и национал-социалистов Освальда Мосли, который сплотил до полумиллиона граждан страны.

В Бельгии за главенство дрались сразу две нацистские партии – Рексистская партия и Фламандский национальный союз. Их разделял только этнический вопрос – одни выступали за валлонов, а другие – за фламандцев.

В общем, свои домашние нацисты были везде – в Люксембурге и в Литве, в Латвии и Эстонии, в Греции и Чехии… На замороженном камне под названии Исландия вплоть до 1944-го тоже чудесно работала Партия нацистов Исландии. Самое симптоматичное в том, что нацизм принимали и не препятствовали ему даже сущие карлики Европы, которым, благодаря их геополитической карликовости ничего не грозило в принципе – ни оккупация, ни внутренняя угроза от резидентуры рейха…

Например, такой лилипут как Лихтенштейн никак не воспрепятствовал вступлению в ряды СС целой сотне своих граждан (1% от населения), а на излёте войны даже приютил недобитых иуд из батальона «Руссланд» Романа Смысловского. А мелкий волосок на теле Италии под названием Сан-Марино пошёл ещё дальше. Не имея никакого стратегического интереса ни для одной воюющей стороны, Сан-Марино самостоятельно рухнул под власть Сан-Маринской фашистской партии, которая быстро приняла характерный для той «просвещённой» Европы закон – «О защите расы».+

Единственной страной, которая не приняла нацизм, а встала против него во весь рост – это был Советский Союз, наш родной «кровавый Мордор». Вот этого они нам никогда не простят, даже глупо надеяться на понимание…

Сергей Монастырёв

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх