Свежие комментарии

  • Nellie Baranova
    Давно пора!Политолог Ибрагим...
  • Виктор Шиховцев
    А что, не понятно?В Белоруссии расс...
  • Виктор Шиховцев
    Еще одна курица с самомнением слона.Санду обещает Нар...

Пьеса «Как европейцы санкции на Россию накладывали»

Пьеса «Как европейцы санкции на Россию накладывали»

Принятие антироссийских санкций по делу Навального.

Драма в одном действии.

Лица:

члены COREPER II в представлении:

Фолькера Тиммермана - представителя Германии в Брюсселе

Филиппа Леглиз-Косты - представителя Франции в Брюсселе

Роберта де Гроота – представителя Нидерландов в Брюсселе

Николауса Маршика – представителя Австрии в Брюсселе

Ларса Даниэльссона - представителя Швеции в Брюсселе

Саниты Павлюты-Десландес - представителя Латвии в Брюсселе

Анджея Садоса - представителя Польши в Брюсселе.

Действие происходит в городе Брюсселе дивным октябрьским вечером. Представитель Франции – статный брюнет с глазами серенькими и пустенькими, утомлённо откидывается на спинку стула после многих часов заседания.

Филипп Леглиз-Коста: Коллеги! Все мы устали, вторую неделю пытаясь найти в России ответственное лицо, на которое ещё не наложены санкции… друг мой Фолькер, прошу тебя, прекрати жевать бумаги с досье на Шойгу. Прошу, отберите их у него кто-нибудь.

Фолькер Тиммерман: Йя-йя, натюрлих!

Филипп Леглиз-Коста: Спасибо. Так вот, поймите одно – на нас сейчас устремлены взгляды всей свободной Европы! Санита, не прикрывайся, на тебя будут смотреть только прицелом Лесных братьев. Вся демократически-продвинутая общественность, затаив дыхание, ждёт, когда мы найдём виновных в отравлении оппоз…

Ларс Даниэльссон (снимая очки): Минуточку! С каких это пор русские стали демократической и продвинутой общественностью?

Филипп Леглиз-Коста (с испугом озираясь): Я не говорил такого.

Ларс Даниэльссон: Кажется, пора отодвинуть в сторону лягушатника, а то он нам ещё два часа будет вещать про важность нашей миссии. Коллеги, в Европе всем начхать на русского оппозишенфюррера, а многим начхать ещё и ковидом.

Единственные, кто уже с августа взывает к доказательствам – это как раз сами русские, но мы тут собрались не для поиска виновных, сами понимаете. И уж тем более не для поиска доказательств. Нам, чёрт бы побрал Россию, всего-то надо найти в ней человека, на которого мы ещё не накладывали санкции, вот и всё! И мы сделаем это, по-хорошему или по-плохому, иначе…

Санита Павлюта-Десландес (с надеждой и придыханием): Иначе мы поделим Польшу?

Анджей Садос (резко проснувшись): Зачем это нам делить Польшу?

Санита Павлюта-Десландес: Не знаю, раньше это всегда работало. И когда в Европе были непонятки, Германия и Россия всегда делили Польшу и порядок восстанавливался.

Фолькер Тиммерман: Йя-йя, натюрлих!

Ларс Даниэльссон: Нет, Польшу никто делить не будет. Теперь мы в любой непонятной ситуации накладываем санкции на Россию. Тоже древние европейские традиции, знаете ли.

Фолькер Тиммерман: Йя-йя, натюрлих!

Филипп Леглиз-Коста (жалобно): Друзья, отберите у Фолькера фотографию Путина. Он ему уже полголовы отгрыз.

Санита Павлюта-Десландес (мечтательно): А раньше славные немецкие мужи отгрызали половину Польши…

Анджей Садос: Нашёл! Я нашёл! (роясь в бумагах на столе и выхватывая из неё листок с фотографией представительного мужчины) Смотрите! Этот мужик имеет какое-то отношение к Путину и Сайберии!

Все представители заседания устремляют на него голодные глаза, полные надежды.

Николаус Маршик (выхватывая у него лист): Сергей Меняйло… полпред президента России Путина в Сибирском федеральном округе… господа, ложная тревога: на нём уже лежат санкции за Крым.

Все представители заседания разочарованно выдыхают.

Николаус Маршик (задумчиво присаживаясь обратно): С другой стороны, к дьяволу! Это же идеальная кандидатура!

Филипп Леглиз-Коста: С чего это вдруг?

Николаус Маршик (с огнём в глазах): Да потому, что этот мужик имеет отношение к Путину и Сайберии! Ну! Ну! Разве нужно что-то ещё?!

Филипп Леглиз-Коста (с сомнением закуривая): Да, например логика обвинений.

Ларс Даниэльссон: Порядочным европейским джентльменам никогда не требовалась логика!

Санита Павлюта-Десландес: Кхм-кхм.

Ларс Даниэльссон: …порядочным европейским ледям и джентльменам.

Фолькер Тиммерман: Йя-йя, натюрлих!

Филипп Леглиз-Коста (с ещё бОльшим сомнением): А мы этим... никакого международного права не нарушаем?

В помещении воцаряется гробовая тишина.

Ларс Даниэльссон: Так, мы все тут приличные европейские леди и джентльмены, поэтому попрошу больше не выражаться.

Роберт де Гроот (с интересом): А что за международное право такое?

Николаус Маршик (нервно глядя на Ларса): Ну, это та штука, на которую мы кладём то, что русские кладут на наши санкции.

Роберт де Гроот: Здравый смысл, что ли?

Фолькер Тиммерман (обслюнявливая досье на Лаврова): Йя-йя, натюрлих!

Николаус Маршик (осторожно подбирая слова): Не совсем… это та штука, в которой говорится, что нам нельзя делать всё, что мы захотим.

Роберт де Гроот: В СМЫСЛЕ НАМ НЕЛЬЗЯ ДЕЛАТЬ ВСЁ, ЧТО МЫ ЗАХОТИМ?!

Ларс Даниэльссон: Тихо, коллега, тихо. Поэтому мы и кладём на эту штуку то... в общем, вы поняли.

Роберт де Гроот: А русские на неё тоже кладут?

Николаус Маршик: Нет, они хотят, чтобы мы её выполняли. Поэтому мы и накладываем на них санкции.

Санита Павлюта-Десландес: Подождите, я думала, мы это делаем потому, что русские отравили своего оппозишенфюррера!

Николаус Маршик (с ангельско-невинным видом): Ага. Именно поэтому.

Фолькер Тиммерман: Йя-йя, натюрлих!

Филипп Леглиз-Коста (не выдерживая): Да чёрт бы вас побрал, накладыватели, кто забыл дать Фолькеру его таблетки? Где они? Да не твои, Роберт, от твоих Меркель то и дело лезет целоваться к каждому мировому политику, а Макрон лезет целоваться к Меркель. А, вот они. Спасибо, Ларс.

В следующие пять минут европейские представители, нежно воркуя, уговаривают Фолькера выпить лекарство. У Фолькера постепенно проясняется взгляд и он перестаёт жевать фотографию Лаврова.

Фолькер Тиммерман: Кхм… спасибо, коллеги. Что-то я переутомился за последние дни. Натюрлих… Кхм, так, всё, я в порядке. Я что-то пропустил?

Николаус Маршик: Помимо повара и кровного врага оппозишенфюррера Пригожина, у нас появилась кандидатура русского мужика, как-то связанного с Сайберией и Путиным.

Фолькер Тиммерман: Мда. Негусто. Подождите, а где ещё двадцать представителей? Почему мы заседаем всемером?

Анджей Садос (сквозь зубы): Эти слабаки плачут в туалете и проклинают Россию. На шестом часу заседания у них сдали нервы и они сказали, что кладут на эти санкции то же, что и русские.

Роберт де Гроот (напевным фальцетом): Ля, какие цацы! Коллеги! Смотрите!

Представитель Нидерландов грохает об стол кулаком с зажатыми в нём фотографиями. Все вздрагивают.

Роберт де Гроот: На этих цацах ДО СИХ ПОР НЕТ НАШИХ САНКЦИЙ!

Ларс Даниэльссон: Ну-ка дай сюда… хм, и вправду. Алексей Криворучко и Павел Попов… так, они из российского Министерства обороны. Они могут иметь хоть какое-то отношение к отравлению российского оппозишенфюррера?

Роберт де Гроот (радостно): Ни малейшего!

Фолькер Тиммерман: Вот и ладненько. На этом заканчиваем наше заседание.

Анджей Садос: Подождите, а как же остальные? У нас же квоты! Мне и без того пришлось танцевать перед главой Европарламента на столе, чтобы нам их урезали до шести человек!

Фолькер Тиммерман (сурово): А остальных выберем с помощью бутылочки. Расходимся. Мне ещё семье и приятелям из Министерства обороны звонить, извиняться.

Санита Павлюта-Десландес: А за что извиняться?

Фолькер Тиммерман (мрачнея с каждым словом): У нас учения прошли. «Стойкий полдень». К ядерной войне готовимся. Мы уже столько всего наклали на Россию, что с нами теперь Лавров отказывается разговаривать.

Все (в голос): И?

Фолькер Тиммерман: И то, что если с нами не будет разговаривать Лавров – будет разговаривать Шойгу. А он, знаете ли, к Сайберии отношение имеет самое прямое.

Роберт де Гроот (грустно): И к Путину.

Фолькер Тиммерман (со вздохом): И к Путину.

***

Друзья мои, прошу прощения за хулиганство)

Но об этом политическом разврате написать что-то более серьёзное я просто не в силах.

Йя-йя, натюрлих. С любовью из Сайберии.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх