Свежие комментарии

  • ион попов
    В клетку всех!"Нельзя. Никому":...
  • Павел К
    Власть, почему ты любишь только Ставрополье? Почему только там выделяешь "лучших". В стране много и других коррупци...Массовые репресси...
  • Виктор Шиховцев
    Он бы лучше экономикой занялся, чтобы морковка в магазинах не была дороже доллара. А пока что, такое же чучело, как и...Реинкарнация Берии

Былинный обсир экспортёров демонократии

Былинный обсир экспортёров демонократии

Минутка блестящих перемог эльфийских военных Тихналогий над людьми в резиновых тапках на босу ногу.

Анонсированный ранее вывод экспортёров демонократии из Афганистана к 11-му сентября, вероятно, будет досрочно завершён уже к 4-му июля. Дата символическая, лучше и придумать нельзя. И намекает эта дата, что эльфы настолько вовсе-то не обосрались, что уже не могут дотерпеть до 20-летия вторжения, игнорируя даже имиджевый ущерб и давая клятым тоталитарным режымам возможность насмехаться над поспешным бегство сил "передового мира".

"Последние дни Талибана", - пафосно строчили светлоликие дискурсмонгеры в журнале Time в декабре 2001 года (см. картинку выше). Прошло менее 20-ти лет, сейчас "Талибан" контролирует уже около 80% территории Афганистана, и вчера овладел уездом Калдар в провинции Балх на границе с Узбекистаном, где находится "Хайратон" - единственный пограничный переход на афганско-узбекской границе.

Сегодня, прям после утреннего кофе, передовые эльфы покинули авиабазу Баграм - крупнейший военный объект НАТО в Афганистане и ключевую опору экспортёров демонократии.

Мне тут недавно один (ныне изгнанный из Клуба на мороз за долбоебизм) пациент строчил, что западные Тихналогии позволяют эльфам всегда побеждать "отсталый" Мордор.

На деле же эльфы не способны победить даже людей, воюющих в резиновых тапках на босу ногу. А что касается любимого Мордора, то, как справедливо писал профессор Черняховский, наши деды победили эльфов ещё при дедушке Кобе.

Строго говоря, СССР вполне мог бы праздновать День Победы над фашистской Германией 2 мая. Потому что к этому дню уже покончил с собой Гитлер, мы отклонили предложение сменившего его рейхсканцлера Геббельса о заключении сепаратного мира, после чего он также покончил с собой; был взят Рейхстаг; в 6 часов утра 2 мая командующий обороной Берлина генерал Вейдлинг с тремя генералами перешёл линию фронта и сдался в плен. Через час была подписана капитуляция берлинского гарнизона, и война как таковая была окончена. Потом были стратегическая Пражская операция и ликвидация тех или иных немногочисленных очагов сопротивления вермахта.

Таким образом, если считать окончанием войны падение Берлина и ликвидацию организованного сопротивления, это именно 2 мая. Если же считать окончанием войны окончание всех боевых действий, то они длились до конца мая; даже Пражская операция была начата советскими войсками 9 мая, после капитуляции Германии, и завершилась к 12 мая. То есть, в общем-то, возможно разное определение торжественной даты. Бывшие союзники СССР на Западе, как известно, празднуют окончание войны 8 мая, когда немецкое командование подписало капитуляцию перед ними без нашего участия. Мы могли бы праздновать 2 мая, когда разгром Германии был нами реально осуществлён.

Но мы празднуем День Победы 9 мая. И не только потому, что в этот день Кейтель переподписал Акт о безоговорочной капитуляции в нашем присутствии. Это была лишь форма. Подлинный смысл был глубже самой по себе капитуляции. В первую очередь значение имело то, что было показано и доказано: война будет окончена не тогда, когда Германия и кто-либо ещё захочет ее прекратить, а лишь тогда, когда мы сочтем её законченной.

У СССР были возможности заключить сепаратный мир с Германией уже в 1944 году, затем – весной 1945 года, 30 апреля, когда этот мир предложил ненадолго возглавивший страну Геббельс. Конечно, мы не заключили его потому, что приняли перед союзниками обязательство не заключать такой мир, но ещё и потому, что демонстрировали немцам: "Вы разорвали мирный договор 1939 года. Вы вышли из доверия. С вами говорить не о чём. Никакой пощады".

Мы не только отражали агрессию врага: мы уничтожали и наказывали неспособных выполнять принятые обязательства. И демонстрировали всем, в том числе и тогдашним союзникам: так будет со всяким. За клятвопреступление – не просто наказание, а уничтожение. Мы ясно дали понять: на половине пути мы не остановимся. В восточной политической культуре, на стыке границ Турции, Ирана и Грузии, за клятвопреступление в рот заливали кипящее масло или расплавленный свинец. Сталин об этом помнил.

Но СССР тогда не мстил Германии: он именно показывал, ЧТО будет с каждым, кто… Возможно, именно эта демонстрация сыграла свою роль потом, когда новые соперники и противники СССР так и не решались начать с нами войну, даже тогда, когда им казалось, что они сильнее.

К 9 мая 1945 года Сталин больше уже не думал о лидерах Рейха: они уже не существовали для него. Он думал о союзниках и предупреждал их будущую измену. В Карлсхорсте он показывал США и Великобритании и их политическим элитам: "Если что, следующими здесь будете вы. Смотрите: вот так вы подпишете вашу будущую безоговорочную капитуляцию в пригороде взятых штурмом Лондона и Вашингтона. И промежуточных решений, перемирий, уступок не будет".

Точно так же и потом Нюрнберг был нужен не столько для того, чтобы повесить Геринга, сколько для того, чтобы продемонстрировать лидерам Запада: если что – мы так же будем вешать и вас.

Мир всегда строится на табуировании войны. Мир прочен тогда, когда желающего его нарушить, даже при 99-процентной уверенности в своём превосходстве, само напоминание об этом самом одном-единственном последнем проценте уже ввергает в состояние панического ужаса.

После 1945 года так происходило не раз, и, когда во время Карибского кризиса американское командование уверяло президента Кеннеди в том, что сможет обеспечить победу и отражение нашего удара, он спросил: "Ну а если нет?", и генералы, вспомнив Карлсхорст и Нюрнберг, не нашли что ответить.

9 мая в Карлсхорсте Сталин продемонстрировал великим державам-победительницам их будущее, ожидающее их в том случае, если они решатся на нарушение принимаемых правил игры, и они так никогда и не решились их нарушить. Более того, именно настаивая на переподписании Акта о безоговорочной капитуляции, он заставлял в скрытом виде капитулировать и их самих. Он заставлял их играть по нашим правилам и утверждал, что правила будут такими, на какие согласится он. Они пытались объяснить, что капитуляция, мол, уже подписана, и даже представитель СССР – генерал Суслопаров, представлявший Ставку Верховного Главнокомандования, на ней присутствовал, и проводить церемонию ещё раз необходимости нет. Но в ответ получали: "А теперь – еще раз, и вприсядку". Причем "вприсядку" – не только Германия, но и все остальные.

То есть 9 Мая – это не только День Победы над Германией, но ещё и день принуждения союзников к исполнению взятых на себя обязательств, к выполнению установленных правил игры. Это день их малой, внутренней и не в полной мере афишируемой, но капитуляции перед СССР, определившей всё последующее развитие событий.

По идее, как должны были бы развиваться события, откажись союзники от повторного подписания Акта? СССР бы по-прежнему рассматривал Германию как воюющую сторону и приступил бы (после, возможно, краткой передышки) к уничтожению подразделений вермахта. Последние уходили бы в Западную зону. СССР сначала потребовал бы от союзников их уничтожения, а затем, после естественного отказа "союзников" (теперь уже точно в кавычках) уничтожать капитулировавших, просто начал бы сам их уничтожать на территории, занятой войсками США и Англии.

Принятие же капитуляции Германии лишь этими странами, без признания её СССР, означало бы сепаратный мир, то есть нарушение ранее взятых на себя обязательств и аннулирование всех остальных. Союзные армии должны были бы противодействовать движению советских войск к Атлантике и уничтожению остатков вермахта, то есть вступать в войну с СССР. Насколько они были готовы к серьезной войне, показало их бегство в Арденнах. При этом у них в тылу были бы партизанские армии французских и итальянских коммунистов, плюс как минимум армия де Голля, постоянно третируемого Черчиллем и на тот момент склонного к союзу с СССР. В довершение сами английские и американские солдаты в том своём состоянии просто не поняли бы, чего от них хотят генералы. Скорее всего, союзные армии были бы частью уничтожены, частью изгнаны из Европы. И это не говоря о таких вещах, как необходимость воевать с Японией, которая при таком развитии событий оказывалась невольной союзницей СССР. По сути, США и Великобритания должны были бы, как только что Германия, воевать на два фронта. Причем СССР воевал бы с ними так, как воевал с вермахтом, а Япония – не так, как они воевали с Германией.

Все всё понимали, и союзники капитулировали вслед за Германией.

Вот так, как описано выше, выглядит настоящая Победа. А так, как сейчас в Афганистане, выглядит былинный обсир.

И да, пусть чешуйчатые англосаксонские элитки 1000 раз нажились на торговле хмурым, в глазах того мира, который не состоит в рядах коллективного Гитлера, эльфы, как цивилизация, - обосрались.

Затушевать это не выйдет никакими пиар-ухищрениями.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх