Свежие комментарии

  • Виктор Шиховцев
    Ну, Сатана тоже, по своему гениален, верно?Гениальная женщина!
  • Виктор Шиховцев
    А в России цены поддаются пониманию? Я бы лучше о нас писал. А на Литву мне лично, плевать!В Клайпеду прибыл...
  • Виктор Шиховцев
    У нас это предстоит после выборов.Франция восстала ...

Грань очевидного. Авторская программа Юрия Селиванова. Выпуск №17. Хают Сталина – метят в Россию

Максимальный накал антисталинской пропаганды исторически всегда совпадает с началом очередной массированной атаки на устои российской государственности.

Грань очевидного. Авторская программа Юрия Селиванова.
Выпуск №17. Хают Сталина – метят в Россию

Если кто-то, по своей неизлечимой наивности, думал, что после законодательного запрета отождествлять роль Советского Союза и гитлеровской Германии во Второй мировой войне вся неисчислимая рать клеветников России просто останется без работы, то он в очередной раз крупно ошибся. Они даже не подумали «переквалифицироваться в управдомы», а только чуточку поменяли прицел и сектор обстрела. Очередным тому подтверждением стала откровенно помойная публикация «делового» издания «Взгляд», где в миллионный раз подряд обжёвана тема «некомпетентного людоеда» Сталина, который только путался под ногами и мешал советскому народу побеждать Гитлера.

Во всяком случае, уровень «аргументации» этого опуса таков, что возникает ощущение, будто мы вернулись в начало девяностых годов прошлого века с их облыжным охаиванием всего и вся, что было связано с Советским Союзом и его руководителями.

Очередной диванный стратег, который, естественно, ни одного дня не служил в армии и, тем не менее, сочинивший этот «военно-стратегический» пасквиль, «разоблачает» меру своей некомпетентности настолько красноречиво, что и добавить почти нечего.

Например, он не нашел ничего лучшего, как поставить в пример Сталину «высоких военных профессионалов» царского времени, таких как Николай Второй и великий князь Николай Николаевич.

«Первым русским Верховным главнокомандующим стал профессиональный военный, генерал от кавалерии великий князь Николай Николаевич. Это был человек, который всю жизнь прослужил в армии, участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 годов и долгое время возглавлял войска гвардии и столичного военного округа. В профессионализме великого князя не сомневался никто. Когда в тяжелые дни 1915 года потребовалось взять на себя ответственность за положение на фронте, должность Верховного главнокомандующего принял император Николай II. Он также был абсолютно военным человеком, а хорошее военное образование было частью обязательной профессиональной подготовки наследника русского престола».

Автора, в его антисталинском раже, совершенно не смущает тот факт, что эти «образцовые полководцы» с треском проиграли Первую мировую войну. Именно с треском, потому что если бы не их бездарность, то и большевикам негде было бы разгуляться. Причем проиграли даже несмотря на то, что Германия тогда полноценно воевала на два фронта, в отличие от ситуации Второй мировой, когда СССР остался фактически один на один с Третьим рейхом.

Уже не говорю о том, что фраза «первым русским Верховным главнокомандующим стал …великий князь Николай Николаевич» – просто образец нелепости. Какая разница, как именно обозначалась в канцелярских бумагах должность высшего командира русского войска, если еще древнерусские князья были именно полноценными верховными главнокомандующими для своих армий? Не говоря уже о царе Петре Первом, который лично руководил всеми военными кампаниями России в свое царствование.

Не менее поразительна и абсолютно недостоверная версия этого вроде бы профессионального историка о якобы полном отсутствии военного опыта у Иосифа Сталина:

«И вот после таких квалифицированных предшественников, во главе всех советских войск и всего военного управления оказался генеральный секретарь ЦК ВКП(б) И. Сталин. Профессиональный революционер и партийный бюрократ, но ни в коей мере не военный. Не имевший никакого военного образования и ни дня не служивший в армии. Разумеется, Сталин принимал участие в Гражданской войне, но не как полководец, а как управленец и политработник. Задачей политических лидеров большевиков на фронтах Гражданской войны было вовсе не командование военными частями и составление планов операций, а мобилизация всех имеющихся сил, контроль над благонадежностью «военных специалистов» и расследование неудач, а также кары виновных в просчетах».

То есть этот «писатель слов» настолько несведущ в вопросах истории, что не знает даже элементарного. А именно того, что высшие представители большевистской партии на местах были, прежде всего, полномочными военными руководителями. И более того, без их ведома и согласия не могла проводиться ни одна военная операция. Иначе было просто невозможно в те времена, когда доверия к «военспецам» – бывшим офицерам царской армии – у большевиков не было и быть не могло.

Что же касается инсинуаций по поводу «военной некомпетентности» Сталина, то вот, что пишет по этому поводу не какой-то штатский баламут, а профессиональный военный историк, участник Великой Отечественной войны. генерал армии Махмут Гареев:

«Сталина на посту Верховного главнокомандующего неверно изображать как сугубо гражданского человека. Многолетний опыт революционера-подпольщика, активное участие в двух революциях – немало значили для закалки будущего руководителя военно-политического плана. Учесть надо и то, что Сталин, как и многие революционеры того времени, усердно изучал военную историю, военно-теоретическую литературу и в этой области был довольно знающим человеком.

Во время Гражданской войны он получил огромный опыт военно-политического руководства крупными массами войск на многих фронтах (оборона Царицына, Петрограда, на фронтах против Деникина, Врангеля, белополяков и др.), а став генеральным секретарем – фактическим главой государства – непосредственно управлял процессом создания и строительства советских Вооруженных Сил».

Не более «компетентно» в этом пасквильном опусе представлена и еще одна профильная тема всех патологических «советологов» – о комиссарах.

«Первые проблемы мы обнаруживаем даже еще до начала Второй Мировой войны. Сталин не доверял советскому генералитету. Поэтому в 1937 году, как раз в разгар Большого террора была восстановлена должность политических руководителей (комиссаров), несмотря на то, что военные выступали решительно против нарушения принципа единоначалия. В 1940 году комиссары были упразднены, но как только началась Великая отечественная война, 16 июля 1941 года их вновь восстановили. Причем комиссары получили самые широкие права по контролю над командирами, что серьезно нарушило управление войсками в самый тяжелый первый год войны. Любому офицеру будет очень сложно командовать, зная, что рядом находится ставленник партии, который в любой момент может обвинить в предательстве и перехватить управление. В октябре 1942 года комиссаров все-таки отменили окончательно».

И опять всё то же дилетантское «бла-бла-бла». Если бы комиссары, а в дальнейшем заместители командиров по политчасти, были такими бесполезными и даже вредными, как их изображает этот сочинитель, то зачем, спрашивается, верховное командование вермахта утвердило своё печально известное «Руководство по обращению с политическими комиссарами» (нем. Richtlinien für die Behandlung politischer Kommissare)? В данной директиве войскам эту категорию военнослужащих Красной армии предписывалось уничтожать на месте как злейших и неисправимых врагов Германии. А по логике автора, таких полезных для Гитлера людей немцам надо было не расстреливать, а немедленно возвращать в расположение частей РККА, чтобы они продолжали вредить отцам-командирам.

Уже не говорю о том, что эти «бесполезные и вредные комиссары», по ходу войны, стали образцом для подражания в самой германской армии, где были введены должности «офицеров по национал-социалистическому руководству и воспитанию».

«В конце 1943 г. во все соединения были направлены офицеры по национал-социалистскому руководству с тем, чтобы контролировать действия командиров, усилить пропагандистскую работу в армии, создать еще более широкую сеть осведомителей и противодействовать падению боевого духа».

Источник: Вторая мировая война: Краткая история. М.: Наука, 1984. С. 476.

Ни о какой отмене политического руководства войсками, разумеется, не было речи и после того, как комиссаров переименовали в заместителей по политчасти. Принцип единоначалия, укрепленный таким образом в армии, никак не отменял особой роли политработников в войсках, где замполит оставался полноценным воинским начальником для всего личного состава, а в отсутствие командира, например, по причине ранения или гибели в бою, исполнял его функции, в том числе и боевые. На уровне командования фронтов фигура главного политработника – члена военного совета фронта, как была, так и осталось ключевой при принятии любых военных решений. Просто в силу того факта, что он был на этом уровне единственным прямым представителем высшего политического руководства страны.

Таким образом, перед нами еще одна стопроцентная антиисторическая туфта.

Дальше – больше! Сталин, оказывается, еще до войны основательно навредил Красной армии своей стратегией наступательной войны, которая отражала, якобы, «фанатический догматизм советского руководства». Замечу попутно, что даже эта авторская фразеология, пронизанная духом всезнайства и склонностью к популистскому упрощению сложных исторических вопросов, вызывает вполне обоснованную брезгливую реакцию отторжения.

«Еще одна проблема, проявившаяся еще до войны, касалась как раз стратегического руководства, то есть прямой компетенции Верховного главнокомандующего. В СССР была принята доктрина наступательной войны, которая будет вестись на территории противника, как пелось в песне «малой кровью могучим ударом». Это было зафиксировано в полевом уставе 1939 года: «Рабоче-Крестьянская Красная Армия будет самой нападающей из всех когда-либо нападавших армий. Войну мы будем вести наступательно, с самой решительной целью полного разгрома противника на его же территории». Более того, вместе с наступательной доктриной провозглашалось, что «Красная Армия вступит на территорию напавшего врага как освободительница угнетенных и порабощенных. Привлечение на сторону пролетарской революции широких масс армии противника и населения театра военных действий является важной задачей Красной Армии». То есть среди военных от высшего руководства до простых солдат внедрялась совершенно абсурдная мысль, что стоит Красной армии перейти границу, как угнетенные народы восстанут против капитализма. На чем было основано такое мнение, решительно непонятно. Единственное, что может объяснить появление такой военной доктрины – это фанатический догматизм советского руководства, не желающего отходить от марксистских идеологических догм, какими бы абсурдными они ни были».

Если подтасовка и спекуляция являются допустимым методом толкования истории, то автору можно смело давать звание академика всех наук. Потому что иначе невозможно объяснить каким образом вполне разумная в военное время политика «привлечения на сторону пролетарской революции широких масс армии противника и населения театра военных действий» приравнивается этим писателем слов к «восстанию угнетенных народов против капитализма»?

В целом же, решительно непонятно, на каком основании автор набрался наглости утверждать, что один из самых выдающихся мировых лидеров и умов двадцатого столетия, чью государственную мудрость даже неофициально, то есть без служебной надобности, признавали крупнейшие политики того времени, был, оказывается, просто тупым коммунистическим фанатиком.

Это каким же далеким от мира сего инопланетянином нужно быть, чтобы нести такую дикую чушь!

Что же касается «наступательной стратегии», то у любой армии мира есть в запасе как наступательные, так и оборонительные варианты ведения боевых операций. И, конечно же, в любом руководстве для личного состава всегда будет написано, что надо беспощадно бить врага и громить его до полной победы, а не пассивно отстреливаться, или бежать до Урала. Что не так, г-н Диунов?

А если говорить о таких серьезных вещах на адекватном им уровне, то есть явно не с этим двоечником от истории, а с вменяемым читателем, то стоит напомнить следующее. Исторический факт заключается в том, что Европа тридцатых годов прошлого века была буквально беременна коммунистической революцией. И даже сама Германия находилась буквально в шаге от неё. Именно поэтому Гитлеру после фактического захвата власти пришлось загнать в концлагеря всех своих политических оппонентов и, прежде всего, разумеется, коммунистов, как самых опасных и имевших массовую поддержку врагов. Желающих ознакомится с подробной аргументацией по данному вопросу, отсылаю к недавнему выпуску программы «Грань очевидного» – «Сто лишних лет плутократии» от 27 июля с.г.

Поэтому совершенно не удивительно, что советское руководство принимало во внимание крайнюю шаткость капиталистических порядков в потрясенной мировым экономическим кризисом Европе, где коммунистические партии повсеместно играли огромную роль. И вполне резонно учитывало это обстоятельство в своей военной стратегии. И если кому-то «решительно непонятно, на чем было основано такое мнение», то это его личные трудности, а не проблемы сталинского СССР.

Это, разумеется, совершенно не отменяет того факта, что реальная действительность настолько многообразна, что желаемое и даже возможное далеко не всегда становится фактом истории.

Но даже крупные поражения Красной армии в начальный период войны не дают никаких оснований для спекулятивных домыслов о военной некомпетентности Сталина и всего советского руководства. Таранный удар гитлеровской армии, подкрепленной военными и промышленными ресурсами всей оккупированной или вассальной Европы, в любом случае привел бы к неизбежным тяжелым последствиям.

А чтобы такого сорта «эксперты» не мутили воду, достаточно сказать следующее. Несмотря на страшную кинетическую энергию вражеского удара, остановить который сразу, не погасив постепенно его колоссальную силу, было физически невозможно, Советский Союз и его Красная армия оказались на тот момент единственными во всем мире, кто не просто не выбросил белый флаг уже через две недели боев, как это сделали, например, французы, но и продолжали самое ожесточенное сопротивление агрессору, вплоть до его первого стратегического разгрома под Москвой.

Конечно, можно было бы вообще не реагировать на этот очередной и явно заказной псевдоисторический опус. Однако вполне понятно, что это все происходит отнюдь не случайно. И говорит о том, что реально с начала 90-х годов в общественно-политическом пространстве страны мало что изменилось. И те силы, которые уничтожили Советский Союз, разорили и ограбили практически всё его население и сейчас настроены сделать ровно то же самое с остальной Россией. Превратив её, уже окончательно и бесповоротно, в бесправную колонию мирового западного гегемона. Эти темные силы никуда не ушли. И они, пользуясь своей почти безраздельной информационной монополией и властью над бессчетным количеством хорошо прикормленных за эти годы «журналистов», «политологов» и «экспертов», продолжают вести самые ожесточенные и яростные атаки на массовое сознание, с целью его полной дезориентации и обращения в состояние первобытного хаоса. Что, по их расчетам, сделает общество максимально податливым и согласным на очередную «радикальную смену режима» в стиле украинской «революции гнидности». То есть на возвращение остатков исторической России в лице РФ на гибельный путь начала девяностых годов.

Во всяком случае, методы воздействия на массовое сознание с целью его окончательной «перепрошивки» практически неотличимы по степени брутальности и мере наглости, от тех, которые применялись «светлоликими свидетелями конечной истины» в период разрушения СССР. А коль скоро методы тождественны, вплоть до ощущения полного «дежа вю», то и цели, наверняка, одинаковые. Добить Россию, пока она еще не окончательно оправилась от дурманящего наваждения чужеземного сатанизма и «общечеловеческих» антиценностей и свести в могилу русский народ. Других целей у них нет и никогда не было.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх