Свежие комментарии

  • Александр Чумак
    А, России этого дерьма больше не надо!. Стал на этот путь, - вот и Россию навсегда забудь?!!!.Венец карьеры рос...
  • Nellie Baranova
    Давно пора!Политолог Ибрагим...
  • Виктор Шиховцев
    А что, не понятно?В Белоруссии расс...

Эдик Килограмм

Эдик Килограмм

Никогда у меня не было привычки бегать по утрам. Бег спросонья мне всегда казался чем-то противоестественным. По утрам мне нравилось спать. В армии спать не полагалось. Меня будил вопль дневального, я судорожно одевал форму и куда-то бежал, бежал, бежал. Сквозь снег, жару или дождь. Каждый раз, удивляясь, насколько я выносливая скотина.

Перед тем как вернуться домой мне казалось, что там я наконец-то высплюсь. Буду валяться на своём диване, нежиться под одеялом и смотреть разноцветные сны. Ни черта из этой затеи не вышло. В первое же утро после армии мои глаза автоматически открылись в шесть утра. Несмотря на водку, которую я пил всю ночь, несмотря на сигареты, которые курил и, несмотря на мечту выспаться. Пробуждение меня удивило. Вспомнив армейскую мудрость, что боец обязан стойко переносить все тяготы и лишения я сомкнул веки. Сна не было. Я ворочался, укрывался с головой, пробовал представлять себе что-то спокойное. Заснуть всё равно не удавалось.

- Да и хрен с ним. – Разозлившись, я встал. В организме что-то начало требовательно зудеть. Пройдясь по комнате, я раздвинул шторы и выглянул в окно. За окном медленно падали снежинки. До встречи с работодателем осталось почти четыре часа.

Постояв около шкафа, перевернул сложенные в нём пластинки. «Pink Floyd» «The Rolling Stones» «Elton John». Все эти записи остались от отца. Дальше шёл «Аквариум» и «Машина Времени». Это покупала уже мама. Мои пластинки были представлены серией «Сказка за сказкой». «Али Баба и сорок разбойников», «Бременские музыканты», «Новые приключения кузнечика Кузи». Старых приключений почему-то не было. Всё это тоже покупала мама. Я в коллекцию поставил лишь две пластинки. «Bauhaus» с голым мужиком на обложке и «Попс» замечательной группы «Гражданская оборона». Вся остальная моя музыка хранилась на аудиокассетах и компакт дисках. Дисков было мало, потому что стоили они дороже кассет.

Зуд тем временем усилился. «Господи, да я же хочу сделать зарядку и пробежать пару километров» – выстрелило в моей голове. Выявленное открытие мне не понравилось. Натягивая джинсы, безразмерную кофту и завязывая шнурки на кедах, я всё надеялся, что зуд пройдёт. Вот только стоит выйти в парк возле дома и сразу мне расхочется бегать. Не расхотелось, и я сосредоточенно побежал.

Парк знает много историй. Романтичных и не очень. Например, как-то раз мы сидели там, на лавке с Вадиком, и пили пиво. Мимо нас пробегали изнуренные студентки. По шеям стекал пот, их груди колыхались как спелая пшеница, всё вместе это выглядело привлекательно. У студенток шла нелюбимая физкультура. Или как говорили в университете – физра. Одной из пробегающих девушек Вадик протянул бутылку. Она улыбнулась и побежала дальше. Красивая, стройная и молодая. Да мы и сами тогда были такими же. Только что бегали вместо парка по магазинам. Чаще всего по круглосуточным.

В другой раз в этом парке меня пытались ограбить. Я возвращался из зала игровых автоматов. Вокруг стояла требующая внимания ночь. Моё внимание было приковано к верхнему ящику стола в моей комнате. Там лежали деньги, и я собирался их взять. Почему-то казалось, что благодаря именно этим деньгам мне улыбнётся фортуна. Главное успеть взять. Не успел. На меня обрушился град ударов, затем я упал, а подниматься уже не было сил. Чей-то требовательный голос интересовался, есть ли у меня какие-либо ценности. С собой была лишь горсть мелочи. Её нападавшие выскребли полностью. Они же забрали у меня и сигареты. Так себе улов.

По этому парку в детстве я бегал на лыжах. Там же учился кататься на велосипеде. Сначала у меня ничего не получалось. Как обычно и бывает у всех нормальных детей. Потом естественно всё получилось. Своих лыж у меня не было, я их брал у соседа. А велосипед был. Маленький зелёный «Орлёнок». Когда я подрос, его кому-то продали. В этом же парке мы с мальчишками часто ели вермишель быстрого приготовления. Брали сухие кудрявые брикеты, посыпали солью и сосредоточенно жевали. В детстве это казалось хорошим блюдом.

- Здорово! – Повернувшись на окрик, я увидел крепкого парня в спортивной одежде. Он протягивал на бегу мне свою руку в перчатке. Пришлось протянуть в ответ свою. – Ой, погоди, надо снять. – Парень быстро снял пёструю перчатку. Рука у него оказалась тёплой и словно деревянной. – А чего ты в джинсах? Неудобно же.

- Мне нормально. – Неудобно было бегать в сапогах и форме. Сапоги натирали ноги, а форма вызывала раздражение. Через пару дней привык. Парк не требовал привыкания. В нём было невыносимо хорошо и, конечно же, удобно.

- А ты раньше тут не бегал ведь.

- Не бегал. – Подтвердил я.

- И на спортсмена не похож. – Мой спутник бежал в хорошем спортивном костюме. На ногах у него были добротные кроссовки. В таких нестыдно и в гроб лечь, не то, что бегать по парку. Моя одежда напоминала скорее о секонд-хенде. Протёртые на коленях джинсы, дешёвые китайские кеды с рынка, вытянутая кофта с капюшоном и вылинявшая куртка М-65 оливкового цвета. О каждой из вещей я мог бы написать отдельный рассказ. Примерно как Довлатов.

Вещи моего спутника ещё явно не успели обрасти историями. Они были новыми, и рассказывать о них было нечего.

- Верно, не спортсмен.

- А я тебя кажись, знаю, ты в общаге живёшь?

- Да, Эдик. Именно там. – Спортсмен посмотрел на меня и рассмеялся. Видимо вспомнил. Мы действительно жили по соседству. Только я в общежитии, а Эдик в пятиэтажке через двор. Когда-то мы вместе играли в песочнице. Потом пересекались на футболе. Эдик был младше, но играл лучше. Такое бывает. Ну а дальше я вырос и перестал посещать спортивные мероприятия во дворе.

Об Эдике я знал, что он увлекается то ли борьбой, то ли боксом. Избегает дурных компаний. Естественно наши пути с определенного возраста не пересекались. Я-то как раз предпочитал дурные компании, где пьют и курят. Ещё я вспомнил, что из-за увлечений спортом с детства у моего спутника было звонкое прозвище – Килограмм. Хотя сейчас бы уже следовало его прозвать – Центнер. Больно уж широким он стал в плечах.

- Значит, решил за себя взяться? – Выдыхая пар изо рта, поинтересовался Эдуард.

- Да не. После армии привычка.

- Ты служил? – На этот раз тон у спутника сменился. В голосе появились чугунные нотки уважения. Пришлось кивнуть. – А где если не секрет?

- В Подмосковье.

- Понравилось?

- Не особо. – Отчеканил я. Затем сплюнул.

- А я вот думаю в МЧС пойти работать. – Ответить на это мне было нечего. – Ты кстати не хочешь с нами в качалку походить? – Ребят, которые занимались в качалке, я знал. Все они были предсказуемыми как блин от штанги. Под аккомпанемент тренажёров наращивали себе мышцы. Ещё наверняка обсуждали красивых женщин и дорогие машины. Хотя нет, не машины, а тачки. Тачилы! Представив себе контингент, я заранее заскучал. В качалку ходить совершенно не хотелось.

- Честно говоря, нет. Да и ты ж сам сказал, что я не спортсмен.

- Так мы всегда готовы помочь вновь прибывшим. Тем более соседи. – Эдик разговаривал добродушно. В его бесхитростном лице читалась гостеприимная доброжелательность. Видимо ему действительно хотелось кому-то помогать. Мне помощь не требовалась.

- Не, дружище. Благодарю, но пока что нет. – Как можно более мягко ответил я своему спутнику спортсмену.

- Ну как знаешь. На турники-то пойдём?

- Почему нет? – Свернув из парка, мы выбежали на спортивную площадку. Из тренажёров там только турники и сохранились. Когда-то ещё были нержавеющие брусья, но их срезали цыгане и сдали на металлолом. Турники ценности не представляли. Потому спокойно и доживали свой век. Подойдя к ним, я достал сигарету и закурил.

- Как можно бегать, а потом курить?

- Молча. – В армии я видел людей, которые курили на бегу. Ничего сверхъестественного в этом не было.

- Во даёт. – Эдик запрыгнул на перекладину и начал подтягиваться. После десятого раза сделал подъём-переворот. – Ты так можешь?

- Не. Я попроще. – Тем не менее, требовалось продемонстрировать что-то ловкое спортсмену. Потушив окурок, я подтянулся первые семь раз обычно, затем стал уводить своё тело за турник. Теперь я касался его затылком.

- Ишь ты. Так редко кто делает. Да и смысла нет.

- Смысла мой дорогой друг вообще нет ни в чём. – Я спрыгнул и, зачерпнув снега, вытер им лицо. – Завтра видимо увидимся на том же месте и в то же время?

- Давай. – Эдик протянул свою деревянную ладонь, и мы разошлись. Меня дома ждала музыка, Эдуарда гантели и эспандер. А может быть и ещё что-то. Чёрт их знает, этих спортсменов как они проводят своё свободное время.

Теперь каждое утро на протяжении месяца мы вместе бегали по парку. Я больше молчал, Эдик соответственно нет. Он рассказывал, что хочет познакомиться с хорошей девчонкой, но она всё никак не встретиться ему. Поведал он мне и о своих сокровенных мечтах. Все они сводились к работе на пользу человечеству. Эдуарду нестерпимо хотелось кого-то спасать и быть кому-то полезным. Слушать всё это было занятно. Ведь я жил в соответствии с песней «Я бесполезен». О машинах, кстати, Эдик не заговорил ни разу. Иногда и я ошибаюсь.

А потом меня отпустило. Я проснулся очередным утром и не захотел никуда бежать. Организм словно перестроился. Ему хотелось женщину ведь по утрам всегда хочется женщину. Ещё по утрам хочется в туалет. Даже не знаю что важнее. Наверное, всё-таки туалет. Но главное, что не хотелось физических нагрузок. Я включил в плеере группу «The Verve» и улёгся спать дальше.

Столкнулись мы через полгода в магазине. Эдика держала под руку длинноногая грудастая красавица. Знаете, бывает такой тип женщин, что они вроде бы и одеты, но смотришь на них, а видишь голое тело? Вот такая девушка и была с Эдиком. С томным взглядом и оглушительным смехом. Взгляд кстати на мне неожиданно задержался. Так рассматривают что-то необычное. Видимо барышне было привычнее видеть в окружении Эдуарда мускулистых сильных качков, а тут попался тщедушный худой то ли студент, то ли перезрелый юноша.

Красавицу звали необычно – Лада. В голове само собой всплыло знание о богине любви, весеннего сева и пахоты. По-моему я читал об этом в каком-то глянцевом журнале. Дальше мысль развилась во вспахивание и засевание самой Лады, но её я на всякий случай отогнал. Думать о чужих женщинах дело гнусное. Тем более, скорее всего девушку назвали в честь какого-нибудь футбольного клуба. Кому нужны эти богини в наше время, пусть даже о них изредка и пишут в журналах? Верно. Никому.

- Смотри Лада на невероятно человека. Он бегает по парку, а потом курит. – Восторгался Эдик. Если бы я не общался когда-то с ним целый месяц, то подумал бы, что он насмехается надо мной, но нет. Это было именно детское любопытство в духе – живут же люди и так.

- Ой, ну как так можно?

- Курить?

- Ну да. Вредно же.

- Я ещё и пью. – В тот вечер пить я не собирался, но внутри начал ёкать подростковый максимализм. Из противоречия хотелось говорить всякие глупости.

- Надеюсь сок? – По интонации я чётко понял, что интерес к моей персоне Лада уже почти потеряла. Оставалось добавить что-то ёмкое, что б она потеряла его окончательно.

- Водку, милая. Конечно же, водку. Будете?

- Ой, нет. – На лицах собеседников появилось скучающее выражение. Пришлось попрощаться и разойтись в разные стороны. Наверное, Эдик с Ладой пошли что-то сеять и вспахивать. Мне же оставалось взять себе пива.

Ещё через полгода я столкнулся с Эдиком ранним утром. Он семенил в парк, а я возвращался с одной из бесконечных вечеринок.

- О, привет! Айда со мной.

- Спасибо, но нет.

- Чего ты бросил бегать-то?

- Да как-то так. Взял и бросил.

- Лучше б ты бросил курить.

- Э, не. Это лишнее. Как Лада? – Попытался я увести разговор в другое русло. Не то что бы мне было интересно как она, да честно говоря, и не было вовсе, но слушать нравоучения о пользе физической культуры я хотел ещё меньше.

- Мы расстались. Её только это и интересует. – На слове «Это» Эдик сделал ударение.

- Так это ж нормально.

- Нормально, да. Но не сошлись мы. Короче погнал я. – Разговор смялся как газета и оборвался чавканьем луж. Стояла ранняя зима, когда снег превращается под ногами в кашу и бегать по нему крайне неудобно.

- Бывай. – По-моему Эдик меня уже не услышал. Его фигура растворилась в арке на выходе из двора. Посмотрев на лужи, я ушёл домой. Там можно было наконец-то выспаться.

По работе мне надо было попасть в УФМС. Только представив себе невероятные очереди, я начал тосковать. Однако ехать было надо. Единственным спасением было удостоверение, которое покоилось в кармане. Оно магическим образом давало право проходить в некоторые места без очереди. Так было и в тот раз. Отдав запросы, я пошёл к выходу и тут столкнулся с Эдиком. Стоит ли говорить о том, что он был снова с роскошной женщиной? Ну конечно стоит. Ведь с ним была то ли киргизка, то ли казашка. Стройная, высокая, с огромными как небо глазами.

- Привет.

- Привет. Смотри Зарина, удивительный человек. Курит и занимается спортом. Одновременно! – Как обычно Эдик с удивлением и восторгом демонстрировал меня своей подруге. Подруга была интересной. Даже под одеждой угадывалось невероятно красивое женское тело. Лицо напоминало о каких-то восточных сладостях и танцах с животом. Или это как-то иначе называется? Ещё я вспомнил, что где-то читал о том, что характер Зарины должен быть тяжёлым и непокорным. Судя по всему, Эдуард наконец-то нашёл человека, о котором ему необходимо было заботиться. Видимо в этот раз он мог приложить свою полезность куда-то и к чему-то. Да, к Зарине хотелось приложиться чем-нибудь и куда-нибудь. Но едва мелькнувшую мысль я тут же отогнал. Мы поговорили о чём-то неважном и разбежались. Потом я переехал в другой город и забыл об Эдике, Ладе, Зарине и ещё сотнях людей с кем меня сводила судьба.

Мимо меня прошёл хоровод студентов. Ярких и деловитых. Они восторженно щебетали о грядущей сессии. Два парня и две девушки. Первый курс - определил я мысленно их для себя. Максимум второй. Думать о сессии во время майских праздников на старших курсах считалось неприличным. Во всяком случае, во времена, когда я учился. Это было десять лет назад. Хотя нет. Всё же больше. С тех пор я успел сменить место жительства, почти бросил пить и окончательно расстался с юностью. В места юности я теперь изредка приезжал с семьёй. Не очень-то рассчитывая кого-то встретить и не очень-то надеясь что-то понять.

В парке стояла весна. То время года, когда хочется жить и быть молодым. Весна, конечно, стояла повсюду, но в парке ощущалась сильнее всего. Я свернул с тротуара на тропинку и вспомнил, как когда-то здесь бегал. Примерно десять лет назад. И тут увидел странную пару. Молодой человек с широкими плечами вёз на коляске миловидную девушку. Они шли навстречу мне. В силуэте парня было что-то знакомое. То ли огромные плечи, то щедрая доброта в улыбке.

- Привет!

- Привет-привет! Смотри Диана, мы с ним тут когда-то занимались в парке. – Привычка демонстрировать меня своим барышням у Эдика никуда не делась. Так же никуда не делось и его добродушие. Ситуация была мне знакомой, но смущало инвалидное кресло. Прежде с Эдуардом ходили красавицы. Диана же явно ходить не собиралась. Только Эдика со смешным прозвищем Килограмм это не беспокоило. Он вывалил свою историю мне за пять минут, и я поразился настолько, насколько вообще могу поражаться.

Примерно десять лет назад мой коллега по утренним забегам действительно устроился в МЧС. Невероятных денег работа не приносила, но Эдик чувствовал свою необходимость и полезность. Постепенно дослужился до начальника. Как-то раз даже видел человека с фамилией Шойгу. Жизнь складывалась неплохо, но оставалась нереализованной одна светлая мечта из юности. Мечту помогла осуществить автокатастрофа. Диану подвозил с вечеринки таксист, в такси въехала фура. На место аварии пригласили группу спасателей под руководством Эдуарда - требовалось достать из изуродованной машины поломанные тела.

Едва увидев миловидное личико, Эдик понял что-то важное. Что-то такое, что многим не удаётся понять до самой старости. Так они и познакомились. Год назад поженились и теперь ждут ребёнка. Глянув на округлый живот Дианы, я улыбнулся. Все предыдущие женщины Эдика ассоциировались у меня с постелью, и только лишь в Диане я увидел женщину. Ведь женщина это не только постель. Женщина это ещё и пелёнки, и ужин, и чай, и правильное питание, и сделай наконец-то ремонт, Эдик кран течёт!

- Знаешь друг, я счастлив.

- А я так счастлив я так рад, что кто-то счастлив. – Процедил я.

- Как ты сказал?

- Да неважно. Рад за тебя дружище. Дай-ка закурю.

- Так и не бросил?

- Не-а.

- Ну, бывай.

- Ага. Давай. – Эдик пожал мне руку, Диана кокетливо улыбнулась. Они пошли дальше. Я поглядел им вслед, выдохнул дым и понял, что действительно счастлив. От таких историй всегда хочется жить. Особенно весной. Особенно в парке. Мимо меня прошёл очередной хоровод студентов. Они обсуждали сессию.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх