Свежие комментарии

  • Альбертт23 января, 3:10
    Обычное фашистское недогосударство«Правый сектор» с...
  • Владимир22 января, 20:59
    РУССКИЙ ЯЗЫК-ОСНОВНОЙ ЯЗЫК.....САМЫЙ ДРЕВНИЙ- КОСМИЧЕСКИЙ язык и ОН будет скоро ВЕЗДЕ!!!!!!!!!!!Одобрявшие украин...
  • Павел Коробков22 января, 20:01
    Чуяли ,что ничё за это не будет.Но чуйка подвела.Адвокаты не стали...

Государственная мясорубка: в Забайкалье закрыли больницу, чтобы не приходили «поесть и поспать»

Есть что-то удивительно трогательное в том, что мы никак не можем поверить, в какой стране и при каком государственном устройстве живем. Вот нам говорят – больница закрывается, потому что содержать ее экономически невыгодно. А мы начинаем возмущаться – это же медицина, здоровье наше, при чем тут выгода? Смешно и нелепо возмущаемся, словно за окном не зима 2021 года, не Россия, а все еще Олимпиада-80.

Государственная мясорубка: в Забайкалье закрыли больницу, чтобы не приходили «поесть и поспать»

Вот в селе Харагун Забайкальского края закрыли единственный круглосуточный стационар, местную больницу. Жители, коих три года назад насчитывалось менее 2800 человек (сейчас, видимо, еще меньше), стали негодовать. Тогда к ним приехала глава Минздрава региона Анна Шангина и сказала: вот у вас тут нет гипермаркета, потому что он здесь не будет работать – нерентабельно. И больницу держать нерентабельно. Поэтому, мол, чтобы лекарства сюда закупать, надо на чем-то сэкономить, например, на еде и обслуживании пациентов – превратить больницу в амбулаторию. Зачем круглосуточный стационар – вы «поесть и поспать в больницу ходите»? Классика, можно сказать: денег нет, но вы лечитесь.

Харагунцы от такого объяснения несколько опешили: медицина же это социальная сфера, обязанность государства, причем тут гипермаркет и о какой рентабельности может идти речь, когда разговор о здоровье людей?

Видео этой встречи попало в сеть, возмущение вышло за пределы Харагуна, Шангиной пришлось извиняться за слова про «поесть и поспать». Заодно стало понятно о какой рентабельности речь. Коек в больнице было, страшно сказать, – восемь. Это на сам Харагун и на пять ближайших сел, входящих в поселение. Теперь, чтобы лечь в больницу, надо будет ехать за 60 верст в райцентр – Хилок (это если из Харагуна, а из других сел, говорят местные, дорога занимает 4 часа). Но зато для местной амбулатории, где будет 15 коек, чтобы днем полежать, а потом опять по сугробам домой, закупят, по словам Шангиной, шестиканальный электрокардиограф и стоматологическую установку. Электрокардиограф, для понимания, это сейчас настолько же банальный медицинский прибор, как когда-то клизма. Но хорошо хоть, что больной зуб, чтобы вырвать, больше не придется ниткой к ручке двери привязывать.

А ведь Шангина не сказала ничего такого, что выходило бы за рамки той системы, в которой мы находимся. Системы, в которой на вопрос «при чем тут выгода?», есть только один ответ – при всем. И если нашему капиталистическому государству приходится содержать медицину (куда деваться – Конституция и прочие неприятные вещи типа международной декларации прав человека), то оно, как и всякий капиталист, будет изо всех сил стремиться хотя бы сократить издержки. Оптимизация медицины, знакомый термин, – об этом.

Что обижаться на Шангину? Вот мы когда-то решили, что хотим чтобы у нас тут была, скажем, мясорубка. И добровольно туда засунули пальцы. Шнек пальцы, естественно, порубил. Вот Шангина, как обобщенный образ российского чиновника, – это шнек. На него ли надо обижаться, или на того, кто ручку мясорубки крутит? Или на того прощелыгу коммивояжера с голливудской улыбкой, который нам мясорубку впарил? Или на себя, что повелись?

Вот теперь тут у нас зима-2021, Россия. Пора бы привыкнуть.

Дмитрий Попов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх