Свежие комментарии

  • volfgan12 Cupier
    Зеленский - ЧМО жидовскре.Донбасс. Зеленски...
  • ВераНика
    Поросенку - КАПУТ!Порошенко обратил...
  • Альбертт
    ; Тянет на много чего ответного ; а вот почему нет ответного не понятно .Сатановский объяс...

Оруэлл и Русский мир

Оруэлл и Русский мир

Есть книги, которые приходится время от времени перечитывать — и одной из таких книг для меня стала антиутопия Джорджа Оруэлла «1984».

Каждый раз она читается немного по другому — и каждый раз она наталкивает меня на новое осмысление и новые идеи.

Если вы еще не читали эту книгу, то настоятельно рекомендую сделать это. Во всяком случае, она дает понимание о многих современных процессах нынешнего мира — и если учесть, что она была написана еще в 1949 году, то многие вещи в ней оказываются пророческими до мурашек по спине.

Главный герой Оруэлла, Уинстон Смит, служит простым клерком в Минправе (Министерстве правды) — и единственной его задачей является изменение прошлого. Этот человек, восстающий против системы внутри себя, ежедневно занимается подлогом, меняя передовицы давным-давно вышедших газет — после этого система изымает «устаревшие» газеты из всех библиотек, а им на смену появляются уже исправленные варианты:

«В самой большой секции документального отдела — она была гораздо больше той, где трудился Уинстон, — работали люди, чьей единственной задачей было выискивать и собирать все экземпляры газет, книг и других изданий, подлежащих уничтожению и замене. Номер «Таймс», который из-за политических переналадок и ошибочных пророчеств Старшего Брата перепечатывался, быть может, десяток раз, все равно датирован в подшивке прежним числом, и нет в природе ни единого опровергающего экземпляра.

Книги тоже переписывались снова и снова и выходили без упоминания о том, что они переиначены. Даже в заказах, получаемых Уинстоном и уничтожаемых сразу после выполнения, не было и намека на то, что требуется подделка: речь шла только об ошибках, искаженных цитатах, оговорках, опечатках, которые надо устранить в интересах точности.

А в общем, думал он, перекраивая арифметику министерства изобилия, это даже не подлог. Просто замена одного вздора другим. Материал твой по большей части вообще не имеет отношения к действительному миру — даже такого, какое содержит в себе откровенная ложь. Статистика в первоначальном виде — такая же фантазия, как и в исправленном. Чаще всего требуется, чтобы ты высасывал ее из пальца. Например, министерство изобилия предполагало выпустить в 4-м квартале 145 миллионов пар обуви. Сообщают, что реально произведено 62 миллиона. Уинстон же, переписывая прогноз, уменьшил плановую цифру до 57 миллионов, чтобы план, как всегда, оказался перевыполненным. Во всяком случае, 62 миллиона ничуть не ближе к истине, чем 57 миллионов или 145. Весьма вероятно, что обуви вообще не произвели. Еще вероятнее, что никто не знает, сколько ее произвели, и, главное, не желает знать. Известно только одно: каждый квартал на бумаге производят астрономическое количество обуви, между тем как половина населения Океании ходит босиком. То же самое — с любым документированным фактом, крупным и мелким. Все расплывается в призрачном мире. И даже сегодняшнее число едва ли определишь.»

Но сегодня речь все-таки не об Оруэлле и его феноменальной книге, а о нас с вами. Вернее, о нашем с вами времени — и о том, почему человечество с маниакальным упорством тратит огромное количество ресурсов и сил на идеологическое противостояние. И в этом плане книга «1984» является настоящим пророчеством сегодняшних «модных» веяний.

Мы с удивлением наблюдаем, как Запад систематично и планомерно занимается разрушением института семьи, но именно это впервые было описано у Оруэлла: в книге есть так называемый «Союз разведчиков», через который проходят все до единого дети — и наступает момент, когда эти юные создания принимаются усердно следить за собственными родителями, донося на последних за явные или мнимые мыслепреступления.

А признаком мыслепреступления может быть что угодно, даже тень сомнения на лице — человек обязан всегда демонстрировать уверенный оптимизм и безусловную поддержку линии партии:

"— Я вам не рассказывал, как мои сорванцы юбку подожгли на базарной торговке? — начал он, похохатывая и не выпуская изо рта чубук. — За то, что заворачивала колбасу в плакат со Старшим Братом. Подкрались сзади и целым коробком спичек подожгли. Думаю, сильно обгорела. Вот паршивцы, а? Но увлеченные, но борзые! Это их в разведчиках так натаскивают — первоклассно, лучше даже, чем в мое время. Как вы думаете, чем их вооружили в последний раз? Слуховыми трубками, чтобы подслушивать через замочную скважину! Дочка принесла вчера домой и проверила на двери в общую комнату — говорит, слышно в два раза лучше, чем просто ухом! Конечно, я вам скажу, это только игрушка. Но мыслям дает правильное направление, а?"

Но куда интереснее другая аналогия, с Молодежным антиполовым союзом. Подросшие детки поголовно проходят через МАС — и их основной деятельностью является донесение до партийцев истины, что межполовые отношения являются грязью, отнимающей энергию от великих свершений:

«Еще важнее то, что половой голод вызывает истерию, а она желательна, ибо ее можно преобразовать в военное неистовство и в поклонение вождю. Джулия выразила это так:

— Когда спишь с человеком, тратишь энергию; а потом тебе хорошо и на все наплевать. Им это — поперек горла. Они хотят, чтобы энергия в тебе бурлила постоянно. Вся эта маршировка, крики, махание флагами — просто секс протухший. Если ты сам по себе счастлив, зачем тебе возбуждаться из-за Старшего Брата, трехлетних планов, двухминуток ненависти и прочей гнусной ахинеи?

Очень верно, подумал он. Между воздержанием и политической правоверностью есть прямая и тесная связь. Как еще разогреть до нужного градуса ненависть, страх и кретинскую доверчивость, если не закупорив наглухо какой-то могучий инстинкт, дабы он превратился в топливо? Половое влечение было опасно для партии, и партия поставила его себе на службу. Такой же фокус проделали с родительским инстинктом. Семью отменить нельзя; напротив, любовь к детям, сохранившуюся почти в прежнем виде, поощряют. Детей же систематически настраивают против родителей, учат шпионить за ними и доносить об их отклонениях. По существу, семья стала придатком полиции мыслей. К каждому человеку круглые сутки приставлен осведомитель — его близкий.»

Вам это ничего не напоминает? Все эти трансгендерные структуры, ЛГБТ, поощрение изменения пола у шести- семилетних детей? Это все тот же Оруэлл, только слегка видоизмененный — и это уже не зарождение, а тотальное продвижение новой идеологии. Сначала на Западе, далее везде — и почти все медийные ресурсы западного мира брошены на это. Любой, поставивший под сомнение новую идеологию, обязан подвергнуться остракизму. За слова. За законы, ограничивающие пропаганду сексуального безумия и всеобщей распущенности. За мнение, отличное от мнения толпы — а где эта толпа берет свое мнение? Кто внедряет в толпу четкие установки, окончательно размывая границы между добром и злом, ложью и правдой?

Установки становятся аксиомой. Они не требуют доказательств. Более того, если ты требуешь доказательства, ты уже идешь против системы, совершая мыслепреступление — и напомните мне, сколько доказательств предоставил России Запад по делу Скрипалей, по сбитому над Донбассом Боингу, по отравлению Навального, по вмешательству русских в американские выборы или в референдум по выходу Британии из Евросоюза?

Ноль. Ровно ноль. Доказательства уже не нужны. Мало того — они идеологически вредны для самого Запада, ибо уже само наличие доказательств свидетельствует о том, что могут быть и другие причины происходящего с Западом. Самое страшное для Запада заключено в том, что все причины могут найтись внутри самого Запада, в его идеологии, способе общения с миром, образе жизни, законах, традициях, принятой на данный момент морали, целях различных групп элиты.

Обсуждение иных причин — это уже табу. Извечный враг установлен и должен быть повержен, так или иначе. Против врага хороши любые средства, приносящие нужный результат; а если враг убьет себя собственными руками, то это просто заветная мечта — и отсюда такое количество откровенных недоумков в пятых колоннах России, Китая или той же Саудовской Аравии.

Недоумок хорош для Запада тем, что не способен осмыслить ни свою роль в разрушении собственной страны, ни последствия такого разрушения — и когда набирается критическая масса недоумков, сумевших прорваться наверх, к власти, мы получаем Украину. Или Грузию. Или нынешнюю Армению — и я намеренно ухожу от персоналий, поскольку они совершенно бессмысленны. Их можно заменить в любой момент, запасная скамейка у Запада очень длинная.

Переиначивая прошлое, мы меняем свою роль в этом прошлом — и вот уже Европарламент уравнивает Гитлера и Сталина, а 70% молодых японцев твердо уверены, что в августе 1945 года атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки сбросил Советский Союз.

Да, Гитлер был плохим, очень плохим, но он был вынужден противостоять кровавому Сталину. Суть в том, что для человеческого сознания все, что сказано до слова «но» в предыдущем предложении, моментально теряется всякий смысл и наполнение — пройдет лет двадцать и от первой части в этой фразе не останется ничего, ибо западная истина скрыта сразу после слова «но». Останется только вторая часть — Гитлер был вынужден противостоять кровавому Сталину. И тогда уже 100% японцев будут «знать», что это СССР устроил им ядерный апокалипсис.

Еще одно поколение — и Гитлер станет жертвой. А это значит, что жертве будут прощены все преступления, ибо есть куда более страшная экзистенциальная угроза с Востока — и если в прошлом России был возможен Сталин, то возможна и его реинкарнация в том смысле, в котором это понимают на Западе.

Здесь для нас куда важнее другая опасность — через те же двадцать-тридцать лет новые россияне могут решить, что им уже не нужны все эти мемориалы и обелиски времен Великой Отечественной войны. Они только загромождают пространство, мешая воткнуть на их место новые многоэтажные человейники — и не найдется никого, кто смог бы их остановить, ибо Сталин был кровавым тираном — а уж эту-то мысль им постараются вбить в подкорку на уровне безусловного рефлекса.

Меня крайне сложно назвать сталинистом, но я осознаю, что Сталин, как понятие, будет использован Западом в качестве тарана против нас. Он уже используется в полной мере, что, к слову, позволяет Западу оправдывать собственные преступления — в том числе и военные.

Есть ли у нас способ противостоять этому бесконечному накату? Есть и он заключен в нашей победе: идеологической, смысловой, политической или военной. Здесь речь не о Победе 1945 года, а о будущей победе над Западом — и если мы упустим возможность создать свою антиОруэлловскую идеологию — мы проиграем, несмотря на самые новейшие ракеты.

Посмотрите, как пытаются впихнуть портреты нацистских преступников в «Бессмертный полк». Пусть это пока не удалось в России, но где гарантия, что этого не произойдет в других странах, в которых ежегодно проходит «Бессмертный полк»? А сам этот свершившийся факт уже станет дискредитацией самой идеи «Бессмертного полка», размыванием изначально заложенного в это движение смысла.

1984 — это не только пророчество, это еще и предупреждение всем нам. Более семидесяти лет назад талантливый писатель сумел вложить в свою книгу мир, к которому человечество идет семимильными шагами — и победой одной из сторон в этой непрекращающейся войне смыслов и идей может быть только капитуляция и подчинение противной стороны.

Глядя с этой точки зрения, России давно пора признать не только республики Донбасса, но и всю левобережную часть бывшей Украины. Признать в качестве стратегически важного элемента Русского мира — и любые издержки в виде санкций и прочих страшилок здесь не должны даже обсуждаться, ибо мы рискуем потерять куда больше, если не сделаем этого.

Мало того, Южная Осетия должна воссоединиться с Северной Осетией. Приднестровье должно стать российским регионом — а чтобы никто не мог воспрепятствовать этому, то российскими регионами должны стать все украинские области Востока и Юго-Востока. Абхазия тоже должна стать частью России — и если это произойдет, то можно будет отсчитывать время, когда обратно в состав России начнут стремиться Грузия и Армения.

В России наличие собственной идеологии запрещено на уровне Конституции — и, пожалуй, пришло время обсудить по-настоящему нужную поправку в основной закон страны. Все эти наши частные поиски идеологии не ведут ни к чему: пока государство не начнет обсуждать со своими гражданами основополагающие принципы взаимоотношений России со своими жителями и внешним миром, нас так и будет мотать, словно известную субстанцию в проруби.

Возможно, уже пришло время собирать Русский мир воедино после безвременья девяностых и тучных нулевых. Кто-то может войти в качестве союзных государств, кого-то потребуется принуждать к исполнению данных им же обещаний — в любом случае, «границы России нигде не заканчиваются».

Сказанное в виде шутки вполне может стать новой идеологией Русского мира — и тогда Западу придется либо подчиниться, либо умереть в своем нынешнем качестве. Впрочем, Запад так давно уже роет себе уютную могилку, что пора бы и гвозди в крышку начать заколачивать — и внутренних могильщиков там сейчас уже хоть отбавляй.

Русский мир обязан выиграть это противостояние, ибо «а зачем нам нужен мир, в котором не будет России?».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх