Свежие комментарии

  • Вячеслав Карюкалов
    Да уж. По хорошему не хотят.Ультиматум России...
  • Странник
    уже хочется что бы ошибка территории напала... но ссыкотно и страшно им, помнят Нюрберг и боятся, ублюдкиРоссия изменила с...
  • Велес Стальнов
    Последние новости с фронта!!! Спасибо!!!!Синхронный удар С...

О будущем «гадаем» на иностранных СМИ

Выражение «четвёртая власть» стало для нас настолько привычным, что уже мало кто задумывается над тем, какой смысл оно несет в себе. А между тем, журналистское сообщество имеет вполне реальную власть над обществом и по тому, как подаются в СМИ те или иные факты, можно прогнозировать, предсказывать то, как будут развиваться события в будущем. Понять, на что ориентировано государство, какие цели и задачи ставит перед собой, чего добивается, какие средства готово задействовать и в какие сроки.

О будущем «гадаем» на иностранных СМИ

Александр Л. Джордж из Стэндфордского университета написал статью «Предсказание политических действий через анализ пропаганды», эта статья переведена в УрГПУ.

Джордж показывает способы контент-анализа на примерах того, как в Британии анализировали работу немецких СМИ (министерства пропаганды) в период Второй мировой войны.

Ну а мы попробуем, воспользовавшись этой статьей решить: какую ближайшую перспективу готовят нам «друзья-партнеры».

Итак, проведя контент-анализ можно определить намерения противника, спрогнозировать то, в какое время, какого масштаба и характера будет совершено действие; понять, каких целей стремятся достичь и какие реальные ожидания возлагаются на совершение действия власть предержащими.

И, что не менее значимо, уяснить масштабы негативной реакции от успеха или неуспеха действия внутри страны и за ее пределами. Но наиболее важно то, что можно спрогнозировать, как распределяются силы внутри властной группы по отношению к конкретной инициативе.

Понятно, что контент – содержание или подаваемая обществу информация – может и должна быть ориентирована на четыре группы: внутригосударственные, провластные круги; внутригосударственная оппозиция; внешние, дружественные или союзнические сообщества; внешняя оппозиция – враги. Чаще всего информация, выдаваемая СМИ, говорит о том, что людям придется претерпеть какие-то лишения, либо напротив — люди получат какие-то выгоды от действий государственной власти. И вполне естественно, что на такие сведения отреагируют все четыре группы потребителей информации, постаравшись получить максимум бонусов для соблюдения своих интересов. И так же естественно, что правительство должно так скорректировать подачу информации, чтобы максимально защитить свои интересы и не слишком взволновать лояльную часть общества – раз, и два – подача должна быть таковой, чтобы минимизировать урон от антипропаганды своих оппонентов.

В случае, когда информация предназначена для оппонентов (врагов), как внутри, так и вне государства, цель ставится одна – подавление, стремление вызвать настороженность, заставить опасаться действий – в общем, вызвать не столько негативное, сколько депрессивное, деморализующее состояние в «стане противника». Не нужно подробно расписывать то, какие контрмеры, предпринятые противником, будут бесполезны. Необходимо довести до сведения оппонентов, что любые предпринятые ими контрмеры будут тщетными – задуманное действие все равно состоится и с тем результатом, который необходим.

Вот примерно таким образом британцы анализировали сообщения немецких СМИ после поражения немцев под Сталинградом. Они хотели спрогнозировать действия Гитлера. Вопрос ставился так: есть ли у Германии ресурсы предпринять еще одно крупномасштабное наступление, состоится ли оно при любом, даже самом плохом положении Германии.

Сразу после поражения под Сталинградом в германской прессе появились сообщения о еще одном наступлении и проведении «тотальной мобилизации». Цель провозглашалась – восстановление боеспособности немецкого личного состава и оружия. Но в начале марта 1943 года все упоминания о наступлении со страниц прессы исчезли. Тишина могла значить, что: наступление планируется, но информацию держат в тайне, чтобы точки удара нельзя было определить заранее; наступление не планируется вовсе; сообщения о готовящемся наступлении были выданы специально, чтобы склонить русских к заключению перемирия или сепаратного мира на более выгодных для Германии условиях.

Аналитик не мог выбрать между этими вариантами и ждал дополнительной информации. Только в начале июля специалисты получили заключение о том, что германское наступление не состоится. Прогноз строился на том, что:

(а) В прошлом для нацистской пропаганды было характерно превознесение достоинств наступления и утверждение, что Германия удерживала и будет удерживать наступательную позицию.

(b) Из-за подавленного состояния духа в Германии традиционное утверждение немецкой инициативы было почти обязательной мерой для пропаганды Третьего рейха.

© В целом расплывчатые обещания предстоящего немецкого наступления на востоке

едва ли могли выдать русским секретную информацию, так как единственными элементами такой наступательной операции на суше, которые могут быть скрыты, могли стать только ее точное время и место.

(d) Вместо этого после Сталинграда немецкая пропаганда начала превозносить достоинства оборонительной позиции.

(e) Если отсутствие прогнозов немецкого наступления было результатом соображений

безопасности или желания замаскировать намерение атаковать снова, тогда маловероятно, что немецкая пропаганда стала бы одновременно подготавливать внутригосударственную общественность к принятию непопулярной идеи того, что Германия отныне занимает оборонительную позицию в войне. Ведь такая линия пропаганды, подразумевающая слабость немцев и поворотный момент в войне, усугубила бы серьезную проблему с состоянием морального духа внутри государства.

(f) Таким образом, немецкую пропагандистскую деятельность наиболее правдоподобно

может объяснить предположение о том, что она базируется на знании об отсутствии планов какого-либо немецкого наступления, поскольку если бы такое наступление предполагалось, немецкая пропаганда не стала бы подавлять моральный дух своего народа попыткой разрекламировать достоинства оборонительной позиции.

Как нам известно, прогноз аналитика был верным и больше таких полномасштабных наступлений ставка Гитлера не предпринимала.

Понятно, что такой анализ строится скорее на интуиции и умении выбирать данные, подтверждающие и опровергающие ту или иную точку зрения. Но между тем известно, что современный контент-анализ базируется на этих же принципах. Да — появилась возможность обрабатывать огромные массивы информации, да — появились дополнительные критерии анализа, но база и по сей день используется та же, что описана в тексте Джорджа.

И если попробовать проанализировать «на коленке» то, что дает нам сегодня западная пресса, причем не только американская, а пресса всего консолидированного Запада, то получается картина устрашения.

Но что примечательно: большие программные антирусские или антипутинские тексты появляются на страницах западной прессы довольно редко. Вообще, антироссийской критики не так и много публикуется – но это становится видно, если обращаться именно к самой иностранной прессе. Как ни странно, но больше всего подобного рода текстов выходит на русском языке и, как правило, в оригиналах — это небольшие заметки. Больше всего русофобских публикаций выдают «братья славяне» — болгары, чехи и любимые враги – поляки. Но и тут, собственно, все без особого фанатизма. Даже гордые прибалты немного притихли в своей антироссийской риторике.

Относительно Украины даже говорить ничего не стану, поскольку там больше, как о России, и поговорить, видимо, не о чем. Но это ситуация стандартная и уже седьмой год не меняется – антироссийская политика, проводимая сквозь Украину Западом никак не зависит от смены руководства ни в Америке, ни на самой Украине.

Но если задуматься, то по логике все должно быть немного иначе. Такого наращивания тяжелых вооружений на линии соприкосновения не было в период тандемов Порошенко-Обама-Трамп. Сейчас же идёт не только наращивание военной мощи на границе с Донбассом, но и внутри Украины творится черт-те что, и при этом антирусская риторика осталась той же, что была при предшественнике Зеленского. Вот этот факт вызывает некоторое недоумение и как-то его интерпретировать пока не получается.

То есть выходит, что создание демонического образа России ориентировано в большей степени на самих россиян.

Да — с высоких трибун изображающие собой начальство личности делают довольно грубые и агрессивные заявления в сторону России, но внутри западных государств, в прессе, ориентированной на внутреннее потребление, градус русофобии несколько поутих. Там сейчас даже относительно «плохой российской вакцины» мало что говорят.

На западное общество не идет тренд Навального, хотя, опять же, в саму Россию летят такие заявления, что у человека с меньшей выдержкой, нежели у нашего президента, уже давно бы сдали нервы. Я уже не говорю о недавнем заявлении Байдена, которое он позволил себе в отношении Путина.

Но, еще раз — все это в очень большой степени звучит в самой России и совсем немного подобного бреда затухающим эхом идёт на консолидированное западное общество.

Тут, на мой взгляд, возможны два варианта. Первый – это то, что Запад настолько хорошо подготовил свое население к тому, что Россия и русские ужасны, что дополнительной стимуляции этой темы уже не требуется. Так, изредка напоминают, чтобы не расслаблялись, и только. Второй вариант сводится к тому, что консолидированный Запад никоим образом не собирается ничего предпринимать в отношении нашей страны. Потому ему и нет надобности как-то готовить свое население к возможным жестким конфликтам.

Но с другой стороны, Америка сейчас ведет очень активную работу по «смене населения», и, возможно, именно с этим связано отсутствие создания негативного образа России для американцев и большой части европейцев.

Америка – это страна мигрантов. Коренного населения в США – это пара миллионов индейцев, все остальные — это мигранты, что белые, что черные, что желтые. Только первые волны мигрантов – «заселенческие» – ехали на поселение, спасая свои жизни; все остальные — это уже совсем другая мотивация: «здесь на родине, в принципе, не так плохо и жить можно, но там, за океаном, возможностей больше. Съезжу, посмотрю, и если что, то всегда можно вернуться». И вот именно эти и есть основная масса «американской нации». Да, они назвали себя янки, но при этом, что называется, не укоренились. Так что Америке самой затевать большой конфликт совсем не с руки в такой ситуации. Так они могут большую часть своего населения потерять: люди просто вернутся «в свои» страны – Британию, Швецию, Италию и прочие. Зачем им умирать непонятно за что, когда можно жить? И, кстати, именно этот императив и заставляет США вести себя столь агрессивно в отношении мирового сообщества: колонии. Америке нужны колонии, чтобы граждане США могли жить с тем же комфортом, что и тридцать-сорок лет назад. (Ресурс Европы американцы уже выкачали). Иначе разбегутся. Если будет место, где жизнь комфортнее, чем в США, то за такой жизнью, не задумываясь, уйдут миллионы американцев.

Подозреваю, что тот социальный эксперимент, что проводят сейчас в Америке, отчасти связан с тем, о чем сказано выше: если лояльно относиться ко всем моральным извращениям, то лучшего места для жизни не будет. А уж «качество» населения никого не волнует — главное, чтобы оно могло потреблять. Все. Покупают – хорошее население, и не суть важно, какого они пола и как выглядят, не суть важно их психическое здоровье, уже ничто не имеет значение.

Чтобы обрести возможность заставить сражаться своих граждан так, как сражаются европейцы, США нужно сменить «заселенческую» парадигму. Бомбежки Германии хорошо продемонстрировали, как люди – правы, не правы – сражаются за свою землю, за свою родину. То же самое продемонстрировали японцы, когда продолжали воевать после бомбежек Хиросимы и Нагасаки. Возможно, поэтому правительства демократов иезуитски уничтожают экономику стран Южной Америки и с широкой улыбкой приветствуют мигрантов, которые уходят из своих стран как раз не за лучшей долей, а за возможностью просто жить. И вот это «жить» им предоставят, и работой обеспечат, но требования у этой волны мигрантов будут в разы меньше, нежели у нынешнего населения, которое «вкусило плодов комфорта».

На мой взгляд, Россия в очередной – как минимум третий – раз оказалась в ситуации, морального давления на граждан страны и стремления привить нам чувство если не вины, то деморализации, внушить растерянность. И вот это – деморализация, растерянность – получается. Делается все это руками наших же сограждан, находящихся на содержании консолидированного Запада – я тут даже вычленять не стану, кто на какую разведку работает – и бывших советских республик. Если от западной Украины, Прибалтики и Грузии Россия ничего хорошего не ждала, то ситуация с центральной и восточной Украиной, Арменией, с тем, как стали развиваться дела в Южной Осетии и Абхазии, как минимум обескураживают. Ну и естественно — наши внутренние проблемы, когда население четко осознает, что в системе образования и культуры продвигается самая что ни на есть русофобская и антисоветская повестка. Это не внушает уверенности в завтрашнем дне.

Итогом такого очень условного анализа является уже озвученное не единожды предположение, что крушить Россию будут изнутри «работники НКО», представители культурки, которых «крышуют» фигуры из очень высоких эшелонов власти, и «братья-славяне», конечно. Вот только, думаю, Запад зря на славян надеется – нет, заварить кашу-то они заварят, и сюда могут ринуться, но Украина без поддержки Польши мало что может. А культивируемая на батьковщине бандеровщина отвратила поляков от какой-либо совместной повестки с Украиной. Примирить эти две очень интересные и своеобразные славянские нации – на это толка у Запада не хватит, поскольку там даже представить себе не могут, с чем связались.

В целом же — назвать ситуацию сколько-нибудь внушающей оптимизм не могу. Все-таки то, что происходит внутри России, навевает серьезные опасения.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх