Свежие комментарии

  • Виктор Шиховцев
    Умрут все, чьё время пришло. С прививкой или без.Партия коронавиру...
  • Виктор Шиховцев
    И что мы сделаем? Выразим озабоченность военными базами НАТО на Украине?Россия поставила ...
  • Aнатолий Райков
    Вот твоя украина,туда и возвращайся и не позорь своих предков.Еврея Зеленского ...

Личный враг Гитлера, Франко и Мусоллини

Личный враг Гитлера, Франко и Мусоллини

Один очень умный человек сказал: «Мы бессмертны, пока о нас помнят». Друзья, не так давно мы праздновали День Победы! Больше ни один праздник в году такой эмоциональной реакции не вызывает. Моей семье в войну повезло, так как мало кому в СССР. Оба моих деда прошли ее и вернулись домой. Один воевал с июня 1941, дошел до Берлина, служил в артиллерии Резерва Главного Командования, дважды ранен, награжден медалью «За отвагу». Второй призван в 1943, на фронт попал уже под самый занавес и воевал на Дальнем Востоке, войну закончил в Порт-Артуре, служил сапером, после строительства моста в ледяной воде заболел, по болезни списан в ездовые, награжден медалью «За победу над Японией». Обычные рядовые солдаты, труженики войны. И вот пока мы помним об их тяжелом труде, а война это безумно тяжелый, отвратительно изнуряющий труд, с которым далеко не всякий человек может справиться, они, наши деды и прадеды, живут.

А сколько таких, о ком уже забыли? Сотни тысяч?

Нет, братец, шалишь, их уже давно миллионы. И вот чтобы те о ком начали забывать, жили, я и хотел рассказать несколько историй о людях, ковавших победу на фронте, за линией фронта и в тылу.

Ну, в этой заметке я конечно малость слукавлю, ибо человека, про которого я хочу рассказать, забудут еще не скоро, на его учебниках выросло и вырастет не одно поколение диверсантов.

Ас диверсионной войны, личный враг Гитлера, Франко и Муссолини. Автор и изобретатель целой кучи специальных средств для переселения плохишей в иной мир. Специалист, звание кандидата технических наук, которому было присвоено без защиты диссертации. Его научные работы секретны до сих пор, да что там научные работы, его фамилия была засекречена практически до 90-х годов прошлого века. Профессор Высшей школы КГБ СССР. Воспитатель целой плеяды блестящих диверсантов, воевавших на всем земном шарике. Кавалер двух орденов Ленина, пяти орденов Красного Знамени и еще целой кучи наград, в том числе и зарубежных. Эксперт, который будучи глубоким 95-летним стариком, дал настолько качественный и глубокий анализ результатов боевых действий Российской Армии во время первой Чеченской компании, что просто диву даешься. В общем перечислением его заслуг можно занять всю заметку, а хотелось бы и о нем самом рассказать.

Знакомьтесь – полковник Старинов Илья Григорьевич, один из отцов-основателей войск специального назначения Советского Союза. Родился наш герой в августе 1900 года в многодетной семье путевого обходчика в Орловской губернии Российской Империи. Детство и юность нашего героя мало чем отличалась от жизни тысяч и тысяч его сверстников. Все изменила Октябрьская революция и Гражданская война. В 1918 году мобилизован в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии, покинул которую в 1956 году, отдав выбранной профессии без малого 38 лет. За время Гражданской был тяжело ранен, чуть не потерял ногу. Посидел в плену у белых, хотели расстрелять, бежал. Все как у многих. После войны направлен на учебу в Воронежскую школу железнодорожных техников-подрывников, затем служба и снова учеба по аналогичному профилю уже в Питере. Железнодорожники в то время профессия крайне престижная, требующая серьезных технических знаний и подготовки. Старинов, как и все тогдашнее поколение учился истово, с совершенно сумасшедшей самоотдачей.

С 1930 года Старинову поручено заниматься обучением партизан. Молодое советское государство, имея не самую большую и откровенно хреново обеспеченную в техническом оснащении армию, большое внимание уделяло подготовке и обучению лиц, способных остановить продвижение вероятного противника путем диверсий и партизанской войны. Тем более опыт партизан Гражданской войны, разворачивающих целые партизанские армии в тылу врага доказал свою эффективность. С этой благородной целью организовывались специальные базы, закладывалось оружие и продовольствие. Подбирались и обучались люди. Практически все приграничные районы страны, были опутаны сложнейшей агентурно-диверсионной сетью, которая должна была быть приведена в действие с началом боевых действий. Однако какие-то не очень умные люди решили, что ни базы, ни подготовленные диверсанты нафиг не нужны. И вот все то, что годами готовилось, было в одночасье разрушено. Базы закрыты, оружие вывезено и уничтожено, склады взрывчатки и подготовленные команды минеров расформированы. Аукнулось это летом 41-го года страшно, все партизанское движение пришлось создавать заново, из не профессиональных людей, без серьезных навыков диверсионной работы, без специальной техники диверсионной техники, с большими потерями в людях. По сути своей все партизанское движение в войну есть большой экспромт, мы его слепили из того, что было. А что было бы если бы…. К сожалению, история не имеет сослагательного наклонения.

Все свои диверсионные навыки Илья Григорьевич смог применить в 1936 году, в длительной испанской командировке. Вот тут то и взошла его звезда диверсанта, Отто Скорцени курил, учился и нервно плакал в сторонке, ибо то, что творил Старинов в Испании это просто отрыв мозга.

Дано: стратегически важный железнодорожный тоннель в скальной гряде под Малагой. Охрана многочисленна (целый батальон), отлично замотивирована немецкими советниками из «Легиона Кондор». Службу несет добросовестно, без обычного испанского раздолбайства (перерывов на сиесту, завтрак-ужин и просто «на попить винишка»). Все предыдущие попытки провести диверсию окончились безрезультатно.

Решение: поручите это тов. Вольфу (псевдоним Старинова в Испании), он разберется.

Ход исполнения: после тщательной разведки предполагаемого места диверсии берется автомобильная покрышка, набивается толом, к ней крепится специальный металлический трос, который цепляется за сцепку железнодорожного вагона. Дополнительно используется специальный замедлитель взрыва, чтобы покрышка могла взорваться непосредственно в тоннеле. Вы у меня спросите, да сколько там того тола в покрышке, чтобы тоннель подорвать?

И вуаля, вишенка на торте!

Покрышка с толом идет под эшелон с боеприпасами! Пять суток тоннель стоял, франкисты рельсы, вплавившиеся в камень, вырезали автогеном!

В общем, за девятимесячную командировку Вольф-Старинов отрывался как мог и как хотел, более 250 успешных диверсий. И мулов взрывчаткой заряжали (прости Гринпис и зоозащитники, но так было), и машины-ловушки использовали, и руководство итальянской дивизии в полном составе рванули так, что там живых по пальцам пересчитывали. Но самое главное не в этом, самое главное в том, что за 9 месяцев Илья Григорьевич с нуля развернул и обучил диверсионно-партизанской работе целый корпус. Он так и назывался XIV партизанский корпус под командованием Доминго Унгрия, численность личного состава 3000 диверсантов: испанцев, русских, итальянцев, американцев и немцев. Личный состав был абсолютно интернационален. За все время боевой работы безвозвратные потери личного состава корпуса составили ЧЕТЫРНАДЦАТЬ человек! ЧЕТЫРНАДЦАТЬ Карл, за девять месяцев диверсий в тылу врага. Высочайшее мастерство! Виртоуз!

После окончания боевых действий в Испании, часть бойцов корпуса, интернировалась во Франции. Некоторые осели в СССР, впоследствии, с подачи нашего главного героя, приняли потом активнейшее участие в боевых действиях в Великой Отечественной.

Вернувшись домой наш герой едва не попал в «ежовые рукавицы» по надуманному предлогу, спасло личное вмешательство наркома обороны К.Е. Ворошилова. В результате, вместо застенков НКВД «Вольф» стал кавалером «Ордена Ленина» и получил звание полковника. Перекантовавшись два года в должности начальника Испытательного полигона Инженерных войск РККА, снова пошел воевать. С началом Финской войны, Старинов принимает деятельное участие в разработке и совершенствовании мин и средств их обезвреживания. Разработал и внедрил минный трал своей конструкции. И много, очень много разминировал, финны мины использовали очень часто и с большой выдумкой. В ходе боевых действий снова ранен, снайпер влепил пулю в руку. Старинова срочно на самолете эвакуировали в Ленинград, где долго лечили. По выздоровлении хотели списать на гражданку по инвалидности, спасло очередное личное обращение к Ворошилову.

Начало Великой Отечественной войны застало И.Г. Старинова в Кобрине, в штабе 4-ой армии, во время подготовки к учениям минеров. С трудом добравшись до Москвы «Вольф» назначен командиром одной из оперативно-инженерных групп, члены которых занимались устройством заграждений на пути наступавшего вермахта. Помимо этого по инициативе И.Г. Старинова создан и успешно функционировал оперативно-учебный центр по подготовке партизан-диверсантов. В связи с эвакуацией промышленности и отсутствия подготовленного запаса сотрудники оперативно-инженерных групп ваяли мины буквально на коленках. Вот тут-то испанский опыт Старинова был поистине бесценен. Фанат и абсолютный профессионал своего дела мог приготовить мину и взорвать ее из чего угодно. В ход шли аммиачные удобрения, аптекарские запасы и тому подобные эрзацы.

Под Москвой столкнулись с проблемой минные поля уложенные под снег замерзли и мины не срабатывали под танками, минировать пришлось еще раз, наскоро, вторым слоем в снег. Представьте каково это было разминировать потом, корпуса мин деревянные разбухшие, взрыватели не стабильные, зачастую самодельные.

Конечно же наилучшего результата добивались тогда, когда под рукой имелись штатные, заводские мины и средства взрывания к ним. Офигенная иллюстрация такого это – это работа с Харьковским узлом заграждений, созданным оперативно-инженерной группой Юго-Западного фронта под руководством Старинова в октябре 1941. Как раз таки именно в рамках этого и был заминирован радиоминами особняк Н.С. Хрущева в котором был подорван генерал фон Браун. Но это далеко не самая важная и полезная цель, достигнутая в результате операции. К 1941 году Харьков представлял из себя очень важный промышленный и логистический центр. В городе имелось несколько крупных заводов, один только паровозостроительный чего стоил, Харьковский железнодорожный узел был одним крупнейших в СССР. Руководством Генштаба РККА было принято решение, по возможности максимально заблокировать транспортные возможности региона и исключить использование промышленных объектов города, не эвакуированных на восток.

В состав оперативно-инженерной группы, помимо инструкторов оперативно-учебного центра, саперной роты специального назначения РГК, были включены четыре саперных батальона и три саперные роты железнодорожных бригад. На операцию выделено тридцать радиомин, более 4000 тысяч взрывателей различного типа, 100 тонн взрывчатки, а нужно было хотя бы 300. На Харьковских промышленных предприятиях организовали производство мин и специального оборудования для их установки. Минирование производилось с выдумкой и огоньком. Часть мин была установлена на неизвлекамость, часть дополнительно оснащалась минами-ловушками. В самом Харькове и его окрестностях имелось четыре аэродрома, ввиду нехватки тола, заминирована только инфраструктура всех аэродромов. В результате за время оккупации немцы не могли в полной мере пользоваться возможностями харьковских аэродромов для своей авиации. Харьковская нефтебаза в результате минирования немцами не использовалась весь период оккупации. Ряд железнодорожных перегонов и участков шоссейных дорог в результате минирования выведен из строя полностью, некоторые из них частично. Практически полностью выведены из строя стрелочные переводы харьковского железнодорожного узла. В общем, порезвились от души.

В 1942 году под Ростовом Илья Григорьевич начал разработку методики минирования, которую советские войска с блеском массово применили во время Курской битвы – «явное» или «нахальное» минирование, замечательно описанное у Н. Берга в его одноименной книге. Это когда перед наступающими подразделениями противника наши саперы сыпали противотанковые и противопехотные мины буквально из кузовов автомашин, для этого даже специальные салазки придумали. Минирование при этом производилось изобретательно, часть мин не взводилась, часть ставилась на неизвлекаемость, часть устанавливаемых мин были ловушками. В результате наступающее подразделение тормозилось, никто же в здравом уме на мины не поедет, вперед высылались саперы, короче дело долгое. За это время наши старались подтянуть пару ИПТАПов и доставить наступающим несколько неприятных моментов. Или штурмовики приходили и сыпали маленькими и противными противотанковыми бомбами.

Вот так и проходила Великая Отечественная война полковника Старинова. Но в 1945 году она не закончилась, ушел в отставку он только в 1956 году, но работать не бросил, очень долго преподавал в Высшей школе КГБ СССР. Консультировал практически до самой своей смерти в 2000 году.

Автор -

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх