Свежие комментарии

  • Nellie Baranova
    Давно пора!Политолог Ибрагим...
  • Виктор Шиховцев
    А что, не понятно?В Белоруссии расс...
  • Виктор Шиховцев
    Еще одна курица с самомнением слона.Санду обещает Нар...

Свет мой, "Зеркало", скажи да всем правду доложи

Свет мой, "Зеркало", скажи да всем правду доложи

Это просто праздник какой-то!

Разбираем на цитаты интервью Алексея Навального немецкому журналу "Der Spiegel" (Зеркало)

Сначала я хотела пройтись по всему интервью, но получилось длинно и нудно. Поэтому решила остановиться на самых значимых местах и «перлах», мимо которых захочешь пройти, но не пройдешь. Полный текст на русском языке можно найти на просторах интернета в свободном доступе, жаль что его нет бесплатно в оригинале. Но доверимся переводу, опубликованному на сайте «Эхо Москвы», как к самому правдивому и достоверному источнику российской прессы.

Но начать хотелось бы с эпиграфа. И в качестве примера я взяла цитату из одного старого советского фильма: «Вот стою я здесь перед вами, простая русская баба, мужем битая, попами пуганная, врагами стрелянная — живучая! Стою я и думаю — зачем я здесь? ...»

«Вот стою я здесь перед вами, простой русский оппозиционер, ОМОНом битый, Путиным травленный, судами затасканный — живучий! Стою я и думаю — зачем я здесь? Это ж понять надо! Да чего там говорить… Гляжу я сейчас только на свое счастье, гляжу и глазам не верю: может, и мое словечко в газету попадет. Привезли меня сюда — вот на эту больничную трибуну европейские лидеры и немецкий народ!

Так будем биться за них и, само собой, за эту жизнь — до самого нашего смертного часа!»

Итак, само интервью:

Навальный: Для меня важно, что это интервью появится в немецкой прессе. Видите, мой голос уже дрожит, таким трогательным я стал, – что именно немецкие политики и Ангела Меркель приняли участие в моей судьбе.

(Здесь должен послышаться звон, любимых Лёшеных биткоинов, падающих на личный счет, от благодарных немецких политиков. Жмоты! Могли бы и больше насыпать! Благодарная фрау Меркель должна была бы смахнуть скупую канцлерскую слезу. Здесь и далее в скобках сплошные домыслы автора.)

Врачи берлинской клиники «Шарите» спасли мою жизнь и, что более важно, вернули мне мою личность. Вот почему я хочу сказать в первую очередь: я испытываю огромную благодарность ко всем немцам. Я знаю, сейчас это звучит несколько пафосно, но Германия стала для меня особой страной.

(Еще золотой дождь биткоинов, и нескончаемые бурные аплодисменты от благодарного немецкого народа. Меркель достала платочек и промокнула оба глаза.)

Spiegel: Это порадует наших читателей. Как вы себя сегодня чувствуете, господин Навальный?

Навальный: Гораздо лучше, чем ещё три недели назад, и с каждым днём становится лучше. Но самое главное для меня – это то, что мои умственные способности вернулись. Хотя, может быть, в ходе интервью мы обнаружим обратное (смеется).

(Хоть на этот раз Алексей не соврал, потому что к концу интервью мы убедимся как раз в обратном.)

Spiegel: Когда вы потеряли сознание, вы были русским оппозиционером, но из комы вы вышли уже фигурой мировой политики.

(Учись народ! Шел, упал, потерял сознание, очнулся - мировая политическая звезда!)

Spiegel: Канцлер Меркель навестила вас в больнице. О чём вы говорили?

Навальный: Это было на прошлой неделе. Неожиданно: распахнулась и в дверь вошёл мой врач и Меркель. (Ну совсем как в моих фельетонах «Алёшкины сны»). Навальный: Визит был жестом. Меня поразило, насколько точно Меркель знает Россию и моё дело.

(Растроганная Меркель дрожащей рукой выписала чек. Навальный глянул в него и добавил).

Навальный: Некоторые подробности она знает лучше меня. У неё действительно глубокое понимание того, что происходит в России.

(Внутренне сопротивляясь, выписала еще один чек. Вот же жмотка!)

Навальный: И, разговаривая с ней, понимаешь, почему она так долго стоит во главе Германии.

(Скрипя сердцем и пером, надо выписывать третий.)

Навальный: Я поблагодарил её за заботу, на что она сказала: «Я сделала только то, что было моим долгом»

(При этих словах она разрыдалась, но выписывать ничего не стала. Я бы тоже прослезилась.)

Навальный: Я сейчас что-то вроде подопытного кролика. Когда-нибудь обо мне, наверное, напишут в медицинских журналах. Так что моя история болезни будет ещё поучительной.

(Ну здесь будущая Нобелевская премия корячится, за большой вклад в области мировой «ядовитой» медицины. )

Spiegel: Согласно сообщениям врачей , вы часто покидали кровать в больнице.

Навальный: Врачи и медсестры «Шарите» – самые терпеливые люди в мире. Я был трудным пациентом. Однажды я встал ночью в реанимации, вырвал из тела все трубки, потекла кровь. Позже, когда я уже был в сознании и начал узнавать окружающих меня людей и разговаривать, у меня начались истерические припадки. Спустя несколько недель я понял, что это странное поведение было следствием отравления.

Свет мой, "Зеркало", скажи да всем правду доложи

Классический Делириум тременс, в просторечье - белочка. "

Spiegel: Расскажите как все было.

Навальный: Это был замечательный день: я возвращался домой, после напряжённой и успешной командировки. Я чувствую себя хорошо. А потом… Это трудно описать, потому что это невозможно сравнить ни с чем. Органофосфаты атакуют вас, как DDoS-атака – компьютер: это перегрузка, которая ломает всю систему.

(Нео, Матрица тебя хочет!)

Навальный: Я не понимаю, что со мной происходит. И самое главное впечатление было: ты не чувствуешь боли, я знаю, что умираю. Вот прямо сейчас, немедленно. Выхожу из туалета, обращаюсь к стюарду – и вместо того, чтобы попросить о помощи, говорю, к собственному удивлению: «Меня отравили. Я умираю».

(Просто аналогия напрашивается: "Какой артист умирает!")

Навальный: После чего ложусь на пол, чтобы умереть. Последнее, что я вижу, это стюарта, смотрящего на меня с лёгкой улыбкой, который переспрашивает: «Отравили?».

(Ну ясен пень, то был переодетый агент ФСБ. В Гаагу гада!)

Навальный: И всё, конец. Я знаю, что я мёртв. Только позже выяснилось, что я ошибся.

(Знаю, что я МЕРТВ? Интересно, кто его об этом в известность поставил? Рогатые или крылатые? )

Spiegel: Вы провели ночь в гостинице в Томске и, вероятно, там вступили в контакт с ядом. Помните, что вы там трогали?Навальный: Следы яда были обнаружены на бутылке с водой. Видимо, я прикоснулся к загрязненной поверхности, затем потянулся к бутылке, отпил из неё, поставил обратно, а затем покинул гостиничный номер. Предполагаю, что я впитал яд через кожу. Его могли нанести на любой личный предмет. Вот почему было так важно, например, осмотреть мою одежду.

Spiegel: Одежду с вас сняли по дороге в омскую больницу – и так и не вернули.

Навальный: Я не сомневаюсь, что моя одежда уже месяц кипит в огромном баке! Чтобы все следы яда были устранены.

(Ну что за горе-отравители! Учились бы у Екатерины Медичи. Та подсунула одной оппозиционерке пропитанные ядом перчатки. И фсе!)

Навальный: Вообще если бы не стечение счастливых обстоятельств, то я бы умер. План был хитрый: я должен был умереть во время полёта, и потом оказался бы в омском или московском морге, и тогда никто бы не нашёл «Новичок».

(А коронавирусом было не проще? Сейчас же такое время благодатное. Просто раздолье для тиранов. Или такие, как Навальный не могут умереть от коронавируса? Или коронавирус это для плебеев?)

Spiegel: Вы могли умереть уже в отеле.

Навальный: Некоторые подозревают, что план состоял в том, чтобы я умер во сне. Позволить мне умереть в отеле было бы рискованным планом.

Spiegel: Как вы объясните, что никто, кроме вас, не пострадал от яда? В британском городе Солсбери, где отравили экс-агента русской разведки Сергея Скрипаля, всё было иначе.

Навальный: Я считаю, что они сделали выводы из дела Скрипаля.(И забабахали еще более тупой план!) Вот почему яд, вероятно, не был нанесен на такой предмет, как раковина или душ, или на мобильный телефон. Но это я только предполагаю. Возможно, против меня использовали более изощрённое средство, или оно было нанесено на предмет, к которому прикасаюсь только я. (Стесняюсь спросить - что же это за предмет?)

Spiegel: А следы, которые вы сами оставили на бутылке с водой?Навальный: Они были неопасны, там минимальное количество яда. До бутылки может коснуться любой человек, не причинив себе вреда.

(Он пожертвовал собой - всосал весь яд!)

Spiegel: Тому, что бутылку с водой вообще можно было осмотреть в Германии, вы обязаны своим сотрудникам, которые забрали её из гостиничного номера с другими предметами?

Навальный: Мои друзья все ещё сидели в той же гостинице за завтраком, когда получили от Киры СМС о том, что меня отравили. Они сразу подумали, что нужно зайти в мой номер. Скорее от отчаяния – ведь все думали, что я отравился чаем в аэропорту.

(Забегают в номер, а там, гордо возвышаясь на теми собратьями, что полегли в неравной битве с похмельем, стоит она, бутылка!)

Свет мой, "Зеркало", скажи да всем правду доложи

Навальный: Никто не рассчитывал на боевое химические вещество. Это всё равно, что сбросить на человека атомную бомбу. Существует миллион других более эффективных методов.

(Ну, тупы-ые! Вот же тупые!)

Spiegel: Немецкие власти сообщили вам больше, чем общественности?

Навальный: Нет. То, что я знаю, я получаю из немецких СМИ. То, что известно наверняка, – это то, что с ядом я контактировал в отеле, и что речь идёт о «Новичке», точнее – о его новой версии.

(Не поняла! Он мои статьи что ли читает? Это же «Herr Алеша. Астральное путешествие»)

Spiegel: У вас много врагов. Кто из них может стоять за отравлением?

Навальный: Я утверждаю, что за этим поступком стоит Путин, других версий у меня нет. Я говорю это не для того, чтобы льстить себе, а исходя из фактов. Главный факт — «Новичок». Но начальник ФСБ или начальник СВР и даже начальник ГРУ , у которых тоже есть «Новичок», не могут принять решение об его использовании без указания Путина. Они подчинены ему.

(Лёша, открою тебе страшную тайну - он его еще и сам варит! На спиртовке, в личной лаборатории. Там такая потайная дверца есть, прямо из кремлевского кабинета. Как все разойдутся, так он нырк туда, и давай "Новичок" варить! Ложечку для Навального. Ложечку для Скрипаля.)

Spiegel: Если за этим стоит Путин, то почему он выпустил вас из страны?

(«Он (Путин) из ума что ли выжил?», так и вертелось на языке журналиста из Шпигеля. Мои аплодисменты журналистам за хороший вопрос.)

Навальный: Я думаю, они были твёрдо настроены не выпускать меня и ждали, что я умру. Но благодаря общественной поддержке, благодаря усилиям моей жены это не удалось. Для людей Путина важно не давать противнику статус жертвы. Если бы я умер в Омске это, безусловно, легло бы на их репутацию. Возможно, не удалось бы доказать отравление «Новичком», но это была бы их вина, что мне не разрешили уехать из страны. Кроме того, они выждали 48 часов – вероятно, в надежде, что яд уже нельзя будет обнаружить.

(Ребята, я, конечно, логикой жукоидов с планеты Хох закаленная, но тут даже меня подкосило! Ты бы, Лешенька, хоть бы какие-нибудь познавательные передачи смотрел, на том же Би-Би-Си, или кино "Всемирная история отравлений", а то кроме «Дождя" ничего и не смотришь. К сведению навальных умников, боевые отравляющие вещества и яды вообще сохраняются в волосах жертв долгие долгие годы.)

Spiegel: До сих пор Путин делил своих противников на две категории: врагов и предателей. Против предателей разрешены все средства. Вы относитесь к разряду врагов. Так почему же «Новичок»?

Навальный: Мы ведь знаем, как Путин борется с оппозицией. У нас есть 20-летний опыт работы и мы продолжаем существовать. Может быть, они сказали себе: мы пробовали с вами по-хорошему, но эти методы не работают, так что придётся прибегнуть к крайним средствам.

(О да, как Путин борется с оппозицией, мы можем беспрепятственно наблюдать на всех федеральных каналах.)

Spiegel: А если это всё-таки был не Путин?

(Умнеет на глазах журналист из «Шпигеля». Респект и уважуха!)

Навальный: Если бы это был не он, то всё было бы гораздо хуже. Одной кружки «Новичка» достаточно, чтобы отравить всех пассажиров крупной берлинской станции метро.

(Ни фига себе, если раньше говорили о смертельной дозе в 0,001 для тысячи людей, то теперь счет пошел на кружки, стаканы и бутылки. Если всех рэволюционэров травить, то нужно на промышленное производство «Новичка» переходить. Вон, в одного только русского поэта, «соль земли русской», Дмитрия Быкова нужно пару кружек влить.)

Spiegel: Неужели Путин вами так интересуется? Он ведь сильно озабочен внешнеполитическими амбициями.

(И это хороший вопрос от «Шпигеля, очередные аплодисменты).

Навальный: Это не правда. Кремль до сих пор не знает, что делать с оппозицией. Система борется за своё выживание, и последствия мы только что почувствовали.

(Да что такое внешнеполитические проблемы по сравнению с Навальным? Да смешно сравнивать! С одной стороны, ОН... а с другой, какая-то там политика.)

Spiegel: Что вы собираетесь делать дальше?

Навальный: Главное – это подготовка к думской избирательной компании 2021 года. В Москве мы хорошо сработали: мы избрали коммунистов, и теперь мэр Путина Сергей Собянин боится выступать в городском парламенте.

(Он не только боится выступать, он вообще боится туда даже заходить, только и видно его в маске по телевизионной связи.)

Spiegel: А какова ваша стратегия противодействия?

Навальный: Конечно, это работа по разрушению монополии власти «Единой России». Важно нацелиться на партию. Разочарование Кремля проистекает из того, что мы нашли рабочие методы борьбы против них.

(А на «рабочие методы борьбы против них» нужны денюжки! Раскошеливайтесь, господа!)

Spiegel: Где же тогда проходят политические разделительные линии в России?

Навальный: Часть общества повторяет риторику Путина о том, что страна должна пойти особым путем. А напротив стоим мы, которые считают это ложью и лицемерием, и которые убеждены, что Россия может развиваться только по европейскому образцу.

(Это он на кружевные трусики намекает, если кто не понял.)

Spiegel: Вы в политике уже два десятилетия и прошли долгий путь: сначала вы были националистом, потом сместились влево. Навальный: Я не вижу проблем в сотрудничестве со всеми, кто разделяет антиавторитарные позиции, даже неприятных для меня. Поэтому я не возражаю, если мы сейчас на выборах поддержим коммунистов.

(Обратите особое внимание на слова " Я НЕ ВОЗРАЖАЮ, ЕСЛИ МЫ СЕЙЧАС... Правильно, ради власти не только гадюку на груди пригреешь, но крокодила взасос поцелуешь. А потом крокодильчиков на сумки.)

Spiegel: Вы хотите вернуться в Россию, несмотря на покушение на вас. Почему?

Навальный: Я рад, что в моём окружении ни одному человеку не пришло в голову, что я не вернусь. В противном случае Путин достиг бы своей цели. Не возвращаться в Россию – такого подарка я Путину делать не буду. Я ПОЛИТИК, который призывает к конкретным действиям и сам разделяет все риски. Я должен оставаться тем парнем, который не боится. И я не боюсь! И если мои руки сейчас дрожат, то не от страха, а от той дряни, которой меня отравили.

(I'll be back! И еще красными глазками в боевом режиме посверкать.)

Spiegel: После отравления вы будете вести себя осторожнее?Навальный: Я буду продолжать путешествовать по регионам России, останавливаться в гостиницах и пить воду. Что ещё мне делать? (Наверно и минералку с этикеткой «Новичок»?) Навальный: В любом случае, невидимым убийцам Путина мало что можно противопоставить. Они будут применять против нас всё более изощрённые методы, а мы постараемся выжить. Использование «Новичка» вселяет страх – и это стратегия Путина.

(Пойдешь гулять, а там шпион!

Нырнешь в кровать - и там шпион!

И сны твои известны... Путину!)

Spiegel: Чувствуете ли вы ненависть к представителям этой системы?

Навальный: Я очень эмоционален в своей работе, и считаю это своей силой. Я борюсь с коррупцией. Возьмите врачей в Омске. На мой взгляд, главный врач омской больницы хуже разведчиков, убивающих людей. Для них убийство, по крайней мере, их профессия. А этот человек, называющий себя медиком, всё знает – и врёт миру о «нарушении обмена веществ». Ненавижу ли я их? Вероятно. Хочу ли я получить в руки большой меч и отрубить им головы? Нет. Я за верховенство закона. Эти люди должны быть преданы справедливому суду.

(Сначала суд, а уж потом, как водится, меч, то есть, гильотина. В цЫвЫлизованных еуропах так принято.)

Spiegel: Ваше дело привело к кризису в российско-германских отношениях.

  Навальный: Между Германией и Россией всегда существовали особые отношения. Поэтому долгое время считалось невозможным, что Путин пойдёт на конфликт с Берлином. Теперь это в прошлом. Например, почему бы ему не отравить какого-нибудь немецкого политика, который выступает против «Северного потока 2»?

(Немецкие политики вспотели и боязливо втянули головы. Спасибо, Алеша, за помощь Путину. Следуя твоей логике, все, кто раньше был «Против» «Северного потока-2, теперь в целях самосохранения должны быть «За».)

Spiegel: Есть могущественный человек, который заметно обрадовался вашему отравлению и который уже давно ведет против вас частную войну: предприниматель Евгений Пригожин. 

Навальный: Могу ли я предположить, что Пригожин имеет доступ к «Новичку»? Нет, потому что тогда он, наверное, уже отравил бы полмира.

(Просто какой-то голливудский злодей этот Пригожин. Там Марвел про него еще кино не снял со всеми толерантными новшествами?)

Spiegel: Когда вы хотите вернуться в Россию?

Навальный: Сейчас моя задача – как можно скорее поправиться. Со вчерашнего дня физиотерапевт занимается со мной жонглированием, чтобы улучшить мою координацию.

(Клоуна учить, только портить.)

Spiegel: Когда вы снова выйдете в эфир?

Навальный: Я думал об этом довольно долго. Если бы я вышел в эфир из Берлина, это выглядело бы так, будто Алексей Навальный говорит о революции, но сам сидит за границей. Я не хочу быть лидером оппозиции в изгнании.

(А вы как думали? Он вам не тут! Революцию ему подавай! С баррикадами, расстрелами, поджогами, гражданской войной. Чтоб все как у людей.)

Spiegel: Российские дипломаты обращались к вам? Вы ведь больной гражданин за границей.

Навальный: Они не хотят заниматься моим делом. Они просто выставляют немецкое правительство в худшем свете. Далее наверняка последует обвинение Ангелы Меркель в том, что это она лично отравила меня «Новичком».

(Ну так твоим делом не дипломаты, а наркологи должны заниматься. Глюки по их части.)

Spiegel: Изменился ли ваш взгляд на мир? Навальный: Многие в России разочарованно уходят из политики. Но моя вера в людей окрепла. Конечно, я вижу злодеев и убийц в этой истории, но есть и люди, которые сражаются за меня.

(Так и вижу встающих из окопов в полный рост «навальнят» и с криками «За Европу!», «За Навального!» идущих без противогазов на штурм Кремля. А засевшие в Кремле «злобные орки» скидывают на головы штурмующих бочки с «Новичком».)

Spiegel: Вас часто спрашивали: если в России всё так плохо, как вы говорите, то почему Путин не пытался убрать вас с пути?

(Слушайте, а немецкий журналист меня все больше и больше радует. Вот мне такая мысль тоже в голову приходила. Ну что за кровавый режЫм такой? Столько лет с каким-то youtube-балаболом разобраться не может. )

Навальный: Хоть какую-то пользу эта история должна иметь для меня. Наконец этот вопрос снимается.

(Тут, как говорится, или переводчик хреновый или полная хрень в голове.)

После всего, что он тут наболтал, то ему следует ждать сюрприза от западных спецслужб. Что сделают? Выпустят в Россию, а там... поскользнулся, упал, но не очнулся... Вот скандал будет. «Путин - убийца!»

Перед выпуском этого интервью в свет, журнал «Der Spiegel» широко анонсировал это событие, где назвал Навального фюрером (вождем) российской оппозиции. Вот где у людей мозги? В России слово «фюрер» ассоциируется только с одним человеком. Это лишний раз доказывает абсолютную некомпетентность и незнание России. Что тогда говорить о высших кругах. Как говорится : "Каков поп, такой и приход. Ну если есть российский фюрер, должен быть «Mein Kampf» от Навального, тем более, что в переводе на русский звучит безобидно - «Моя борьба». Слово «борьба» в интервью Навального звучит очень часто. Надо пользоваться моментом, пока находишься в Германии. Ведь в 2016 году, через 70 лет после окончания Второй мировой войны, немцы не постеснялись переиздать «Mein Kampf» Гитлера и пустить его в продажу. И уж если есть «фюрер», то и оппозиционную молодежь преданную своему фюреру надо переименовать в «навалюгенд». Мне кажется, всё логично.

Der russische Oppositionsführer Alexej Nawalny spricht zum ersten Mal nach seine Vergiftung. Das Interview und mehr in neuen SPIEGEL - ab sofort digital und bereits ab Freitag im Handel. (Русский оппозиционный вождь Алексей Навальный говорит впервые после своего отравления. Интервью и больше в новом Шпигеле уже сейчас в Интернете, а с этой пятницы в продаже)

А вот с дизайном «Spiegel» как то промахнулся, бедненько оформили, но нашлись дизайнеры, которые исправили ошибку.

Свет мой, "Зеркало", скажи да всем правду доложи

Эпилог

«Свет мой, зеркальце! скажи

Да всю правду доложи:

Я ль в России всех умнее

И «правее» и «левее»

Я ль не лучший демократ?

Для народа друг и брат»

Ему зеркальце в ответ:

«Ты, прекрасен, спору нет;

Ты, Алёша, всех умнее

И смелее и мудрее,

Ни политик, а п***ец!»

Вот и сказочке конец.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх