Свежие комментарии

  • Странник7 марта, 6:00
    основной вопрос: КАК поляки могли остановить и обыскать представителей посольства??? они окраину уж ниже плинтуса ста...Дмитрий Кулеба ра...
  • Никос Георгиадис6 марта, 11:43
    Чего там говорить про какие там постсоветские республики, когда в самой России ,в том же Татарстане по таким же "учеб...Как искажают факт...
  • Серж Южанин6 марта, 9:39
    Вот ведь хитродупый кошаче-собачий кастратор!.. (Первая профессия г-на Данилова - ветеринарный фельдшер...)"Пророссийские те...

Новый тип военных конфликтов открыл для России заманчивую нишу на рынке истребителей

Новый тип военных конфликтов открыл для России заманчивую нишу на рынке истребителей

Российская авиационная индустрия стоит на пороге преобразований. Именно поэтому так непросто оказалось для государства реализовать идею объединения ПАО «Компания Сухой» и АО «Российская самолетостроительная корпорация «МиГ». Вместе с тем у обеих компаний есть хороший потенциал для дальнейшего развития. Причем именно перед «МиГ», уступающим по многим показателям «Сухому», открывается возможность занять самые перспективной позиции на рынке истребителей.

К такому выводу пришел обозреватель ФАН, проанализировавший текущее состояние двух ведущих отечественных разработчиков и производителей самолетов оперативно-тактической авиации.

Новый тип военных конфликтов открыл для России заманчивую нишу на рынке истребителей

Су-35

В единый дивизион

В начале февраля 2020 года пресс-служба Объединенной авиастроительной корпорации сообщила о предстоящем объединении «Сухого» и «МиГ» в единый дивизион военной авиации ОАК.

«Эта структура будет заниматься разработкой, производством, продажей и обслуживанием всей линейки текущих и перспективных самолетов боевой авиации ОАК, — отметили в корпорации. — Консолидация основных научно-производственных мощностей военного авиастроения позволит более эффективно выполнять существующие программы и развивать перспективные проекты».

Казалось бы, после этого преобразование в единую структуру двух ведущих отечественных разработчиков и производителей самолетов оперативно-тактической авиации было предопределено.

На деле же реализовать объединение «Сухого» и «МиГ» оказалось далеко непросто.

Косвенно об этом можно было судить по перестановкам в руководстве предприятий. Например, в феврале 2020 года гендиректор АО РСК «МиГ» Илья Тарасенко был назначен еще и гендиректором ПАО «Компания Сухой». Однако уже в октябре того же года Тарасенко покинул обе должности, после чего руководить «МиГ» стал управляющий директор компании Андрей Герасимчук, а «Сухой» стал напрямую подчиняться гендиректору ОАК Юрию Слюсарю.

А затем, по информации источника «Ведомостей» в ОАК, слияние «Сухого» и «МиГа» было вообще приостановлено.

Что стало причинами этой ситуации? И каковы вообще дальнейшие перспективы у машин «Сухого» и «МиГ»?

Новый тип военных конфликтов открыл для России заманчивую нишу на рынке истребителей

МиГ-35

Две чаши весов

Причиной постановки на паузу слияния компаний скорее всего стало отсутствие комплексной схемы слияния «Сухого» и «МиГ», включающей в себя соединение конструкторских планов в единый план перспективного развития продуктового ряда, единую стратегию развития, а также финансовый план оздоровления предприятия, в первую очередь АО РСК «МиГ».

Алгоритм слияния предполагает выстраивание баланса отношений соединяющихся сторон. Это тонкий механизм, который в России, тем более в авиастроении, до сих пор не отстроен. В силу этого слияние обычно означает «съедание» более сильной стороной (в нашем случае это, несомненно, «Сухой») более слабой. Разумеется, такая перспектива вряд ли устраивает «мигарей».

При этом, очевидно, ОАК с отведенной ей в текущей ситуации ролью арбитра не совсем справляется. Напомним, что единственный позитивный опыт создания дивизиона — транспортной авиации — в корпорации не был замечен и использован, а сам дивизион как структура прекратил существование с уходом Алексея Рогозина с поста генерального директора Авиационного комплекса имени С. В. Ильюшина.

В общем, проблема дивизионального управления в ОАК до сих пор является не до конца решенной задачей. Никаких отработанных шаблонов по этой теме так и не было создано, а имеющийся позитивный опыт не задействуется. Это вызывает все больше вопросов о роли и месте ОАК как головной управляющей организации в реформировании и развитии авиастроительной отрасли. Видимо, задачи создания работоспособных дивизионов будет решать уже авиационный кластер «Ростеха».

Вместе с тем нельзя не отметить, что сектор военного авиастроения в России — единственный, который смог продемонстрировать выдающиеся конкурентные качества. С 1990-х годов он динамично развивался, выдерживал высокие темпы серийного производства и в ряде случаев выступал с уникальными предложениями на рынке. С другой стороны, сам рынок военного авиастроения в XXI веке является одним из самых конкурентных и в настоящее время претерпевает этап глобальной трансформации.

В целом, задача объединения «Сухого» и «МиГ» — двух совершенно разных компаний — объективно выступает сложной задачей. На одной чаше весов — ПАО «Компания Сухой», которое долгие годы выступало донором всего (!) отечественного авиастроения. Без реализованных «Сухим» экспортных контрактов не появился бы ни ближнемагистральный Sukhoi Superjet, ни среднемагистральный МС-21.

Новый тип военных конфликтов открыл для России заманчивую нишу на рынке истребителей

Су-57

Востребованность на рынке позволила «Сухому» обновлять линейку своих машин на платформе «двадцать седьмого» (в четвертом поколении — 4+, 4++), одновременно создав истребитель пятого поколения Су-57, который в 2020 году вышел на серийное производство и стал поступать в ВКС России. В компании накоплен огромный конструкторский и производственный опыт, которого нет нигде больше.

На другой чаше весов — менее успешное АО РСК «МиГ», которое не смогло со своим магистральным продуктом, легким истребителем МиГ-29, добиться результатов, подобных успеху «Сухого» и его линейке тяжелых машин на платформе Су-27. Значительная доля ответственности за это лежит на руководстве «МиГ», которое не использовало в полной мере очевидные преимущества «двадцать девятого»: относительную дешевизну, создание палубной версии машины, крупные экспортные контракты.

Кстати, отсутствие эффективного управления у «мигарей» пагубно отразилось не только на работе компании, но и на исполнении упомянутых контрактов. Крупные поставки «двадцать девятых» в Индию и Алжир так и не стали локомотивом развития «МиГ». Более того, поставка в Алжир обернулась скандалом — лояльный партнер России, который в рамках контракта на 1,1 млрд долларов должен был получить 34 единицы МиГ-29СМТ/29УБТ, настоял на отзыве самолетов по причине выявленных грубых производственных недочетов. «МиГ» также не смог выиграть контракт на создание национального истребителя Индии, а проекты модернизации уже поставленных индийцам машин в полной мере не были реализованы.

В начале 2000-х наблюдались попытки перезапустить предприятие, были реализованы ограниченные поставки МиГ-29 в страны Юго-Восточной Азии и Африки. Но к стремительному взлету АО РСК «МиГ» все это не привело. Сейчас дальнейшее развитие магистральной модели предприятия находится под вопросом — новейший легкий истребитель поколения 4++ МиГ-35, ставший результатом эволюции самолетов МиГ-29К/КУБ и МиГ-29М/М2, пока не нашел своего покупателя.

С оглядкой на сказанное, пора сделать вывод, что все «козыри» у «Сухого»? Не будем торопиться.

Новый тип военных конфликтов открыл для России заманчивую нишу на рынке истребителей

МиГ-35

Легкий вместо тяжелого

Продукция «МиГ» до сих пор занимает доминирующие позиции в таком узком, но имеющем стратегическое значение для обеспечения безопасности России сегменте, как сверхзвуковые высотные всепогодные истребители-перехватчики дальнего радиуса действия. Речь идет о машинах семейства МиГ-31, в которое также входят МиГ-31К, переоборудованные в носители гиперзвукового ракетного комплекса «Кинжал».

На смену «тридцать первым», которые уже давно не производятся, в рамках реализации проекта перспективного авиационного комплекса дальнего перехвата создается перехватчик пятого поколения. Последний принято именовать МиГ-41. Сейчас его создание находится на стадии опытно-конструкторских работ.

Повторимся, перехватчики дальнего радиуса действия — машины для ВКС РФ крайне необходимые, но очень нишевые. Тем же Алжиру или Венесуэле они без надобности…

Вернемся к «Сухому».

Суперудачная платформа Су-27, позволившая создать широкий ассортимент тяжелых многофункциональных истребителей (и даже многофункциональный сверхзвуковой истребитель-бомбардировщик Су-34), не только принесла отечественному ОПК хорошие прибыли, но и создала своеобразный «культ Сухого», благодаря которому «Сушки» приобретали даже страны, которые объективно не имели запроса на такую тяжелую машину.

Новый тип военных конфликтов открыл для России заманчивую нишу на рынке истребителей

Су-30СМ

Порой покупка современных российских тяжелых истребителей настолько повышала потенциал ВВС стран-покупателей, что в ряде регионов это даже приводило к геополитическим изменениям. В частности, по мнению аналитиков, именно благодаря наличию эффективных систем ПВО российского производства, а также Су-30МКВ Венесуэла после смерти ее президента Уго Чавеса смогла избежать вторжения иностранных «демократизаторов».

В то же время можно сказать, что «Сухой» сейчас исчерпал свой потенциал рынка. Почему? Потому что ниша тяжелых многофункциональных машин сейчас практически повсеместно заполнена. Более того, в силу глобального технологического обновления — перехода ведущих держав на истребители пятого поколения — на рынке будет множиться число предложений модернизированных машин четвертого поколения. К которым закономерно прибавятся экспортные варианты самолетов пятого поколения.

Таким образом, рынок тяжелых машин в ближайшие 20 лет будет перенасыщенным и крайне конкурентным. Отвоевать на нем себе место под солнцем можно будет только сохраняя лидерство в «гонке модернизаций» машин четвертого поколения и скорейшем представлении экспортных версий машин пятого поколения.

Поэтому для ПАО «Компания Сухой» наступает период сложной и жестокой конкурентной борьбы. При этом рынок ударной пилотируемой авиации будет продолжать замещаться ударными БПЛА. Это значит, что разрабатываемый «Сухим» проект тяжелого ударного БПЛА С-70 «Охотник» становится с каждым днем все более актуальным. По сути, в самом сложном сегменте БПЛА, тяжелых ударных реактивных машин, «Охотнику» смогут составить конкуренцию только беспилотники американского производства.

Новый тип военных конфликтов открыл для России заманчивую нишу на рынке истребителей

Модель БПЛА «Охотник»

Теперь отвлечемся от «Сухого» и сделаем шаг в сторону. Тяжелые истребители создавались в логике глобальной войны и столкновения крупных держав на разнообразных протяженных театрах военных действий. В современном же мире наиболее часто случаются локальные конфликты малой и средней интенсивности, где тяжелым истребителям негде разгуляться. Там их тактико-технические характеристики оказываются избыточными, а стоимость — чрезмерной. Проще говоря, в таких случаях требуется машина, во-первых, более легкого класса, а во-вторых — многофункциональная, способная как выполнять ударные задачи, так обеспечивать ПВО.

Прогрессирующие страны третьего мира: Индия, Пакистан, страны Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, — экономически выступающие лидерами глобального развития, имеют стратегическую потребность в создании «национальных» многофункциональных самолетов. Конфликты, в которых участвует Россия, также демонстрируют потребность в компактной, маневренной, многофункциональной машине среднего класса с ударными и ПВО-функциями (в первую очередь — против БПЛА), позволяющими использовать ее в связке с собственными беспилотниками и комплексами ПВО.

Таким образом, одним из самых перспективных направлений на внутреннем и экспортном рынке сейчас становится ниша среднего (по российской классификации — легкого) многофункционального истребителя. И здесь ключевыми выступают компетенции и опыт как раз не ПАО «Компания Сухой», а РСК «МиГ».

Еще один момент нельзя обойти вниманием. До сих пор в рамках постсоветской инерции авиапарк ВКС РФ пополнялся скорее не тем, что нужно, а тем, что есть. Соответственно, не лишним было бы получить от Минобороны России доктрину перспективного развития и использования ВКС, понять их перспективные потребности, а также требования к машинам и условия их использования.

Новый тип военных конфликтов открыл для России заманчивую нишу на рынке истребителей

МиГ-29СМТ

«Головной — ведущий»

Пожалуй, теперь можно перейти к выводам.

Российская авиационная индустрия сейчас стоит на пороге преобразований в модельном и технологическом развитии, а также в выборе эффективной корпоративной модели, которая позволит развиваться дальше.

Истребители Су и МиГ, созданные на советском заделе, составляют основу современной российской истребительной авиации. Семейство отечественных тяжелых истребителей четвертого технологического этапа, созданных на платформе Су-27, через ряд модернизаций эволюционировало в истребитель пятого поколения Су-57. Но успокаиваться на достигнутом «Сухому» не стоит. Важно выдерживать темп модернизации и технологического прогресса, разрабатывая следующие технологические версии, а также экстренно осваивая рынок БПЛА.

РСК «МиГ» стоит перед вызовом полного перезапуска своего модельного ряда — используя, безусловно, успешные конструкторские решения машин семейства МиГ-29. Ниша среднего многофункционального истребителя ныне является самой перспективной на внутреннем и мировом рынке.

Это дает определенное преимущество и в создании перспективных моделей в нише тяжелых и средних многофункциональных БПЛА. В целом, рынок БПЛА будет развиваться по двум расходящимся линиям — укрупнения в целях создания эффективных многофункциональных машин и уменьшения в рамках развития доктрины «умного роя» сверхмалых машин. Поэтому здесь «МиГ» тоже может попробовать освоить свою нишу, например путем создания комплексной модели «Головной — ведущий» со своей многофункциональной машиной во главе. Ну и да, страна ждет, когда же взлетит МиГ-41.

Автор:

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх