Свежие комментарии

  • ион попов
    В клетку всех!"Нельзя. Никому":...
  • Павел К
    Власть, почему ты любишь только Ставрополье? Почему только там выделяешь "лучших". В стране много и других коррупци...Массовые репресси...
  • Виктор Шиховцев
    Он бы лучше экономикой занялся, чтобы морковка в магазинах не была дороже доллара. А пока что, такое же чучело, как и...Реинкарнация Берии

Итак, о саммите в Женеве

Итак, о саммите в Женеве

Как и ожидалось, консервативный взгляд на итоги встречи в Женеве оказался самым верным. Это был, если можно так выразиться, «пристрелочный» саммит, который может привести к дальнейшему потеплению отношений. А может и не привести.

Начну с совершенно неочевидных вещей. Неочевидных, но от этого не менее значимых, как для нас, так и для американцев.

И тут для нас очень важно немного посмотреть назад — и заодно передать пламенный привет Фрэнсису Фукуяме и его книге «Конец истории».

Интересующиеся могут самостоятельно прочитать эту книгу — сейчас у нас совершенно другая задача. Суть в том, что Фукуяма в 1992 году кристаллизировал идею о том, что в мире наступил конец идеологий. Капитализм неизменно обязан привести мир к либеральному обществу в том понимании, как его представляют американцы. А как они его представляют, мы сейчас прекрасно видим по внутреннему раздраю в Соединенных Штатах.

Проблема американцев в том, что эта идеология вбита в них с молотком матери — они просто не представляют себе иной системы координат. Естественно, я говорю о демократах, поскольку реднеки мыслят совершенно иначе — но реднеки как раз и являются основой вымирающей части Америки, всего этого Ржавого пояса и сельскохозяйственных штатов глубинки.

Учитывая это, важно начать со слов Байдена: они как раз и обозначили тот непреодолимый идеологический разрыв между нашими социумами.

Первое, что сказал дедушка: важно, что две великие державы наконец-то начали разговаривать. Второе: у нас разные ДНК, у американцев ценности свободы слова и права человека вшиты в культурный код. Третье: Россия идет по своему пути, укрепляя свою государственность.

А теперь представьте, что вбитая на уровне подкорки идеологическая модель о неизбежности либерализма в глобальном масштабе вдруг потускнела и пошла трещинками. Да, это пока не критично, глазурь местами облупилась — но товарный вид эта идеология уже потеряла.

Любая идеология разрушается очень долго и со страшными фантомными болями — достаточно вспомнить наши «святые девяностые». Тем не менее, именно в Женеве незаметно произошло признание того, что другие имеют право на свой взгляд на мир и на свой путь развития. Пока другие — это только русские, но следом неизменно последует признание такого права и за китайцами — и разрушение обоснованной сотнями академических институтов идеологии начнет ускоряться со свистом.

Теперь о том, чего я не услышал на этом саммите. Да, это затрагивалось где-то в глубине переговорного процесса, однако на ведущие роли вышло только несколько тем: стратегическая стабильность и предсказуемость; контроль над вооружениями; возвращение послов в места их постоянной работы; возможный обмен заключенными.

Пардон, а где зеленая повестка, о которой нам прожужжали все уши и проели плешь? Где вопли о Северном потоке-2 и его тлетворном влиянии на безопасность Евросоюза? Где таскание друг друга за шкирку по милитаризации космоса? Где, в конце концов, мордобой по поводу Ололоши???

Где это все, я вас спрашиваю? Где обещанное ширнармассам публичное унижение кремлевского диктатора?

Пресс-конференция Путина вообще напоминала матч в пинг-понг между чемпионом мира и первоклассником — и когда американский первоклассник не вкуривал ответ российского президента, ему стучали ракеткой по голове до звона в ушах; припоминалось все — от Гуантанамо и госпереворота в Киеве до преднамеренного убийства мирных жителей в Ракке с боевого беспилотника; американских журналистов с нескрываемым удовольствием возили фейсом по тейблу и за закон FARA, и за «внутренних террористов», взявших штурмом Капитолий — и все это без телесуфлера и шпаргалок, в режиме нон-стоп и без раскачки на вступительную речь.

Американская пресса — это вообще отдельная история на встрече в Женеве. Очень часто журналисты напоминали плохо заточенное идеологическое зубило, раз за разом бьющее в одну и ту же точку — и журналистов вообще не заботило, что они бьют в пустоту. Практически в космический вакуум.

Понятно, что американская пресса так воспитана — она обязана иметь наступательную позицию и задавать острые вопросы. Только проблема в том, что острыми эти вопросы казались исключительно самим журналистам и не имели никакой связи с реальностью. Все эти мантры о правах человека — причем отдельного конкретного человека; о недопустимости затыкания рта свободной прессе — и это после затыкания рта RT и «Спутник» в самой Америке; об очень плохом отношении со стороны России к субсидируемой Западом сетке агентов влияния — ну и попробуйте провернуть такую же схему в самих США? Пару-тройку пожизненных сроков вам обеспечат без разговоров, уже за одну попытку.

Путин ответил на два десятка вопросов, не деля журналистов на «наших» и «не наших». Байден сумел ответить на семь заранее утвержденных вопросов — при этом был вынужден откровенно нахамить журналистам CNN, сначала на самой пресс-конференции, а потом и у трапа президентского самолета. То, каким образом журналисты оказались у трапа, показывает растущую деградацию системы государственного управления в Соединенных Штатах — согласитесь, если уж даже Секретная служба Белого дома не способна выполнять свои обязанности, то это уже говорит о многом.

Еще одно кардинальное отличие, бросавшееся в глаза. Я говорю об условиях, в которых проходили две пресс-конференции: если у Путина это был кондиционируемый шатер, то дедушку вытащили прямо на солнцепек — а в Женеве в среду был +31 градус. Практически, как во Флориде — самое время купаться, а не париться в деловом костюме перед журналистами.

И тут самое время кое-что прояснить. Помните первые кадры с переговоров, когда рядом с Путиным сидит Лавров, а рядом с Байденом — Энтони Блинкен? Так вот, Блинкен был главным интересантом полной отмены этого саммита — на этой почве у него даже начался серьезный конфликт с помощником по национальной безопасности Джейком Салливаном. Если Салливан отлично понимает, что без установления хоть какого-то подобия нейтралитета со стороны России никакая борьба с китайцами невозможна в принципе, то Блинкен относится к противоположному лагерю. К тому самому, который считает Россию экзистенциальным врагом и призывает душить нас до последнего украинца/прибалта/поляка/грузина и прочих папуасов.

Только беда в том, что мировой экономический кризис не только никуда не делся, но и вот-вот вступит в острую фазу, что особенно заметно по фондовым рынкам, раздувшимся сверх всякой меры. Беда еще и в том, что фондовые рынки не производят ничего, кроме необоснованных надежд — а это, на секунду, 70% американского ВВП.

Фондовые рынки не создают прибавочную стоимость. Они создают компании-зомби, десятилетиями живущих на обещаниях будущей прибыли — и когда рынки рухнут, огромная часть экономики Соединенных Штатов просто испарится, вместе с иллюзией об экономическом могуществе. Что тогда будут делать власти США? Правильно — им придется проецировать военную силу. Но одно дело воевать против одного противника и совсем другое — на два фронта, рискуя потерять вообще все, вплоть до государственности.

Ну и, наконец, о фактаже. Путин и Байден разговаривали с глазу на глаз почти два часа — и совершенно очевидно, что говорили они не об Украине, Белоруссии или потоках углерода в атмосфере. Нет, они говорили по главной теме — а ей сегодня и в обозримом будущем является и будет являться Китай и его растущая экономическая и военная мощь.

Можно верить неразумным ватникам, говорящим, что на этом саммите Россия выиграла в одни ворота. А можно послушать основу основ либеральной демократии — я говорю о CNN — и с удивлением прочитать там следующее:

"Помимо некоторых основных обязательств по восстановлению дипломатии и согласия на открытый «конструктивный» диалог с США по таким вопросам, как кибербезопасность и внешняя политика, Путин не дал никаких признаков того, что первая встреча двух лидеров лицом к лицу в среду заставила его изменить свое мнение. Никакое количество дружеских слов, похоже, не остановит российского лидера от продолжения насильственного осуществления своей политической программы как внутри России, так и за рубежом почти с полной безнаказанностью.

Несмотря на то, что в начале своей пресс-конференции Он заявил, что не считает, что между ним и Байденом существует «какая-либо враждебность», Путин пустился в привычную обличительную речь об антиамериканском хулиганстве, чтобы отвлечь критику в адрес Российской Федерации."

Иначе говоря, Путин получил от Байдена в Женеве все, что хотел — и в том числе технично уклонился от противостояния с китайцами.

Мало того, вскоре Владимир Путин посетит Пекин, чтобы проинформировать своего друга Си о прошедших в Женеве переговорах — и, сдается мне, эти парни неплохо проведут время, подшучивая над глупым дедушкой.

И это действительно так — позиции России ни по Украине, ни по Белоруссии, ни по другим значимым вопросам не сдвинулись ни на йоту. Более того, все страхи Байдена по поводу бесконтрольного вооружения останутся в силе — китайцы вообще не собираются присоединяться к переговорам между Россией и США ни по этому вопросу, ни по каким-либо другим.

И все-таки, добьется ли Вашингтон нейтралитета Москвы хоть в чем-то в своем противостоянии с Пекином?

Возможно, что да. В конце концов, Россия слишком долго была на линии огня, а китайцы подносили патроны — и теперь, скорее всего, приходит время поменяться ролями.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх