Свежие комментарии

Интервью Путина и никчемность переговоров с США

Перед саммитом в Швейцарии Путин дал интервью журналисту NBC Киру Симмонсу.

Меня это интервью зацепило странным поведением Симмонса, который, по-моему мнению, проявил себя не как простой журналист, а как очень многоликий человек.

Он вёл себя то как прокурор, предъявляя различные обвинения и требуя чистосердечно признаться, что Путин виноват в том, в чём его обвиняют; то как правозащитник, лукаво уходя от обвинений нашего президента, выдвигаемых им НАТО и Америке, оправдывая нашу оппозицию и всевозможных иностранных агентов, работающих в нашей стране за гранты; то как разведчик, зондируя почву, что Путин собирается делать в том или ином случае, выпытывая о его дальнейших планах; то как следователь, пытаясь поймать президента России на доверительности и откровенности; то как переговорщик, убеждая в чём-то, ставя какие-то условия и прося дать обещание, что Путин их выполнит; то как провокатор, настойчиво напоминая Путину, как о нём когда-то давно отзывался Байден, как совсем недавно назвал его убийцей, и ещё попутно попытался вбить клин в отношения России и Китая.

И при этом Симмонс был напорист и нагл: перебивал, не дослушивая ответ до конца, настырно повторяя свои вопросы и обвинения, не давая Путину отклониться чуть-чуть в сторону, когда тот пытался дать подробный ответ.

Складывалось впечатление будто журналист работает по программе, вписывает интервью в некие жёсткие рамки и не хочет, чтобы Путин отклонялся от этой программы и давал подробные и логичные объяснения, которые помогли бы достучаться до ума простых американцев.

А когда он пересказывал обвинения, выдвигаемые различными политическими деятелями США, то обвинения эти выглядели не как вопросы журналиста, а как утверждения прокурора, не поддающиеся сомнению, в ответ на которые Путин должен был перестать отпираться, дать признательные показания и покаяться.

Интервью Путина и никчемность переговоров с США

Некоторые подобные моменты интервью, где журналист проявил себя во всей «красе» я и хочу вам показать

Интервью Путина и никчемность переговоров с США

К.Симмонс — разведчик

Журналист: Сегодня пришли новости из США, там заявляют, что в течение следующих нескольких месяцев Россия готовит новые взломы военных объектов для иранской ядерной программы. Это правда?

Путин: Нет, у нас нет таких программ с Ираном, это просто чушь очередная… Что-то там кто-то придумывает по поводу современных космических технологий ‒ это просто фантастика, просто очередной вброс, фейк. Я о таком ничего не знаю, во всяком случае. Те, кто говорит об этом, знают лучше, чем я, наверное. Ну чушь.

Всё что нужно, Симмонс как разведчик узнал, теперь переходит к переговорам, чтобы предотвратить подобное развитие событий в дальнейшем.

К.Симмонс — переговорщик

Журналист: То есть Вы согласны с тем, что передать Ирану такие спутниковые технологии ‒ это поставило бы под угрозу американских военнослужащих, получи Иран от России такие технологии, ведь они могли бы передавать такую информацию хуситам в Йемене, могли передавать информацию «Хезболле». И факт передачи таких технологий Ирану был бы опасным развитием событий.

Что в переводе с переговорного звучит так: Вы же разумный человек и понимаете, что для нас это опасно? Вы же не будете этого делать? Обещайте, что этого не случится!

Путин: Кто-то что-то выдумывает, я не знаю, может, это вброс, связанный с тем, чтобы вообще ограничить любое военно-техническое сотрудничество с Ираном. У нас нет таких планов, особенно по передаче технологий такого уровня, о котором Вы сейчас сказали.

Журналист: Хорошо.

Что в переводе с переговорного звучит так: Спасибо за понимание, вы нас успокоили.

К.Симмонс — прокурор

Журналист: Президента Байдена интересует стабильность и предсказуемость. А Вас?

Путин: Это самая главная ценность, можно сказать, в международных делах. Если бы нам удалось…

Журналист: Извините, что перебиваю, но он ведь говорил, что это Вы чините нестабильность и это Вы источник как раз таки непредсказуемости.

Нет, ну раз сам Байден сказал, то не может быть никаких сомнений!

Путин: Он говорит одно, я говорю другое. Может быть, когда-то в чём-то наши риторики расходятся, но если Вы спрашиваете сейчас мою точку зрения, то я Вам говорю, в чём она заключается: самая главная ценность в международных отношениях ‒ это стабильность и предсказуемость. Мы со стороны, как я считаю, наших американских партнёров как раз этого и не видели в предыдущие годы.

Что в переводе с путинского звучит так: Это для вас Байден авторитет и истина в последней инстанции, а меня совершенно не интересует, что он там себе думает и говорит. Послушайте лучше, что я вам скажу…

Затем Путин тыкает журналиста носом в то, что США натворили в Ливии, Афганистане, чуть не натворили в Сирии, и к чему привела на Ближнем Востоке их «стабильность». Симмонс включает «моя твоя не понимай» и сразу предлагает перейти к другой теме.

К.Симмонс — провокатор

Журналист: Президент Байден говорил, что вы как-то встречались, что вы лицом к лицу очно виделись, и он говорил Вам, он так утверждает: я смотрю Вам в глаза и не вижу никакой души. А Вы сказали: мы друг друга понимаем. Вы помните этот разговор?

Что в переводе с провокаторского звучит так: Он называл тебя жёлтой рыбой!

Путин: Насчёт души я не знаю, надо ещё подумать, что такое душа. Но я не помню этой части наших разговоров, честно говоря, не помню.

Журналист: Вас часто описывают как религиозного человека, и он говорил, что он прямо в лицо сказал: Вы бездушный человек. (Называл-называл, точно-точно: жёлтая рыба)

Путин: Я такого не помню. «Что-то с памятью моей стало».

Журналист: Он говорит, что 10 лет назад это было, когда он был вице-президентом.

Путин: У него хорошая память, наверное. Я не исключаю, но я такого не помню.

Какова цель такого длительного и подробного муссирования этой темы? По-моему мнению, журналист, напоминая об оскорблении, нанесённом Путину, ждал от него резкого ответа, возможно даже ответных оскорблений и сарказма в сторону Байдена, чтобы перед саммитом зарядить и Путина, и Байдена дополнительным негативом в отношении друг друга и сорвать переговоры.

К.Симмонс — прокурор

Журналист: Вы упомянули кибератаки и отрицаете причастность России к этим атакам. Но, господин Президент, сейчас есть огромное количество доказательств, и определённые кибератаки, которые, видимо, были спонсированы государством. Пять приведу...

Ту чушь, что он приводит, вы и так слышали каждый раз перед объявлением новых санкций, поэтому сразу переходим к ответу президента.

Путин: Вы сказали, что есть целый набор доказательств кибератак со стороны России, а потом перечислили те официальные американские ведомства, которые об этом заявили, так?

Журналист: Я просто передаю Вам информацию относительно того, кто об этом сказал, чтобы Вы могли ответить. (Короче говоря — признавайтесь и кайтесь)

Путин: Да, Вы мне передаёте информацию о том, кто сказал. Но где же доказательства того, что это было сделано на самом деле? Я Вам скажу: и это, и то, и тот сказал, и этот сказал, ‒ а доказательства-то где? На такие бездоказательные обвинения я могу Вам ответить: можете жаловаться в Международную лигу сексуальных реформ. Вас это устроит?

Что в переводе с путинского звучит так: «Меня не интересует, кто, когда и что сказал. Доказательства на стол и будет о чём разговаривать».

Далее Путин высмеивает нелепые обвинения в атаках хакеров из России на трубопроводную систему США и мясокомбинаты и говорит, что Симмонс заявил о многочисленных доказательствах, но кроме пустых обвинений со стороны политиков США не привёл ни одного из них, а также напоминает, что Россия давно предлагает заключить договор о совместной работе в киберпространстве, но отклоняют его сами американцы. Но Симмонс продолжает и дальше настойчиво допытываться, является ли Россия участником кибервойны против США, а президент отметает все обвинения как несостоятельные.

И тут журналист вновь включает разведчика и «хитрого» следователя.

К.Симмонс — разведчик и следователь

Журналист: Чего американцам бояться и опасаться? Что может случиться, если не будет соглашения по противодействию кибербандитизму?

То есть, несмотря на то, что Путин объяснил, что мы не совершали кибератак, Симмонс уверен в обратном и пытается выведать, что же им ждать от России, если США не согласятся договориться по кибербезопасности. Он надеется, что вдруг Путин хоть косвенно проговорится и тем самым признается в том, что это наших рук дело.

Вот же святая наивность и детская непосредственность! Даже если бы так оно и было, разве Путин сказал бы, в какие слабые места мы будем бить, и тем самым признался в этом?

Путин: Киберпространство ‒ это очень чувствительная сфера. Сегодня на цифровые технологии завязаны очень многие виды деятельности человека и осуществление государственных функций. Ну конечно, вмешательство в эти процессы может нанести серьёзный ущерб, серьёзный урон, все же это понимают. Я в третий раз повторяю: давайте сядем и будем договариваться о совместной работе по обеспечению безопасности в этой сфере, вот и всё. Чего здесь плохого?

К.Симмонс – прокурор и провокатор

Журналист: Опять же прямой вопрос: звучат обвинения, неоднократно они звучат в США, ныне покойный Джон Маккейн прямо в Конгрессе назвал Вас убийцей, и Байден этого тоже не отрицал, и даже Трамп это не отрицал. И когда Байдена спросили напрямую, он тоже ответил. Так вот, господин Президент, Вы убийца?

Что в переводе с провокаторского звучит так: А ещё он называл тебя земляным червяком!

Путин: Я таких обвинений слышал десятки особенно в период наших тяжёлых событий во время нашей борьбы с терроризмом на Северном Кавказе. Я при этом всегда руководствуюсь интересами Российского государства и русского народа.

А помните, кстати, как нам говорили перед голосованием за поправки, что они ничего не дадут? Теперь словосочетание «российский народ» президент смело заменяет на «русский народ», а это значит, что ключевая роль русского народа в объединении всех народов, проживающих на территории России, теперь не будет замалчиваться из-за мнимой политкорректности, как это обычно бывало.

Вроде бы есть у нас в стране и чеченский, и татарский, и башкирский народ и частенько такие словосочетания звучали, но как-то не принято было применять словосочетание «русский народ» и говорить о наших проблемах. Вот есть Россия и есть многонациональный российский народ проживающий на её территории, а упоминать о русском народе и о его роли было как-то некультурно и некрасиво, ведь это же великорусский шовинизм, с которым надо нещадно бороться. Но я отвлёкся.

Далее журналист NBC перечисляет всех убиенных на территории России и за её пределами людей, убийства которых приписывают Путину.

Журналист: Анна Политковская застрелена; Александр Литвиненко отравлен полонием; Сергей Магницкий погиб в тюрьме, Борис Немцов застрелен неподалёку от Кремля (вот самый верный признак того, что его убили по приказу Путина); Михаил Лесин умер от тупой травмы головы в Вашингтоне. Всё это совпадения, господин президент?

Путин: Послушайте, ну вы знаете что, мне не хочется казаться грубым, но это похоже на какое-то вот несварение желудка, только словесное...

Я придумал для этого синдрома, который стал постоянно проявляться у западных СМИ, которые подхватывают все несуразные обвинения, звучащие из уст политиков в адрес Путина и России, своё название: "несварение мозга". Потому что те симптомы, что проявляются от несварения желудка: изжога, появление отрыжки после еды, метеоризм, очень похожи на то, как если бы у этих людей имелось «несварение мозга», потому что слова, которые они на полном серьёзе произносят, по наличию в них здравого смысла и логики напоминают какую-то словесную изжогу и отрыжку, а также являются информационным метеоризмом.

Путин: Вы перечислили много людей, которые действительно пострадали и погибли в разное время, по разным причинам, от рук разных людей. Вот Лесина вы упомянули, он работал у меня в администрации, я к нему очень хорошо относился. Погиб он в США… умер или погиб, я не знаю. Мы у вас должны спросить, как он там погиб? Мне, например, до сих пор жалко, что он ушёл из жизни. На мой взгляд, очень порядочный, приличный человек. Просто очередной вброс, фейк. Я-то о таком ничего не знаю во всяком случае. Ну, чушь.

Своими словами расскажу, что ещё пытался нести этот «журналист».

Он пытался запугать Россию возрастающей мощью Китая и четвёртым строящимся им авианосцем, намекая, что вероятно Китай вынашивает какие-то агрессивные планы в отношении России. То есть совершил попытку посеять зёрна недоверия к Китаю. На что Путин с присущим ему сарказмом заметил, что у нас наиболее протяжённая граница с Китаем проходит по суше, и спросил, не думает ли Симмонс, что китайцы направят свои авианосцы против нас по суше. Но журналист был настойчив и изрёк космическую глупость: «У вас тоже есть побережье там».

Представьте-ка себе Китай, имеющий двухмиллионную армию, 13050 танков, 3210 военных самолётов и решивший атаковать Россию с помощью авианосцев, несущих на борту от 24 до 36 самолётов.

Вы ещё не валяетесь под столом? Ну тогда продолжим.

После того, как Путин тоже посмеялся над глупостью журналиста, тот сделал ещё одну неуклюжую попытку вбить клин в отношения с Китаем, спросив, готовы ли мы критиковать Китай и тут же подбросил в топку уголька, напомнив, что Китай воздержался в Совете Безопасности по Крыму, и крупнейшие банки Китая поддержали американские санкции против России. Но и тут президент осадил его, заметив, что мы видим попытки разрушить отношения между Россией и Китаем, видим это в практической политике, и вопросы Симмонса тоже связаны с этим.

Он пытался выведать о планах в отношении Украины и о том, зачем Россия придвигала войска к её границе, отказывая нам в праве проводить учения в любом месте на своей территории. Затем спрашивал, готова ли Россия взять на себя обязательства не отправлять больше военнослужащих на суверенную территорию Украины. Путину во второй раз пришлось объяснять «непонятливому» и настырному журналисту, что мы никуда не вводили своих военнослужащих, а проводили плановые учения на территории России.

Он включал в себе правозащитника и ныл о том, что в России преследуют несистемную оппозицию и организации признаются иностранными агентами.

В ответ Путин приводил примеры, что в Америке с оппозицией разбираются не в пример жёстче, чем в России, что в Америке люди пришли в конгресс с политическими требованиями, и одна из женщин была застрелена полицейским, а остальным протестующим грозят огромные тюремные сроки, что законы США гораздо суровее по отношению к иностранным агентам, чем в России. Но тут журналист надел на себя маску лицемера и отмёл подобные сравнения.

Журналист: Но, господин Президент, просто в Америке мы называем то, что Вы сейчас делаете, «а сами-то вы что, на себя посмотрите» ‒ вот так говорят в Америке.

Это он так пытался сказать, что, мол, не надо переводить на нас стрелки — это некрасиво. Мы вас обвиняем и вы за себя отвечайте, а нас не трогайте.

Как это назвать если не лицемерием? Человек приезжает из одной страны в другую, обвиняет в чём-то руководство этой страны, а когда ему указывают на то, что в его стране всё гораздо хуже, намекая, что он не имеет морального права ставить подобные вопросы и лучше бы ставил их перед своим руководством, тот в ответ говорит, что некрасиво ссылаться на его страну.

Закончить статью хочу словами нашего президента, которые он произнёс в заключительной части интервью, говоря о себе, власти и возможном преемнике.

Эти слова впоследствии можно будет вписать в историю путинской России как образец служения Родине:

Путин: Вы знаете, я настолько связал всю свою судьбу с судьбой страны, для меня в жизни нет никакой другой, более значимой задачи, чем укрепление России.

Поэтому если я увижу, что какой-то человек, даже если критически относится к каким-то сферам моей деятельности, но я увижу, что это человек с конструктивными взглядами, человек предан стране, готов положить на алтарь Отечества не просто годы, а всю свою жизнь, как бы он ни относился ко мне лично, я сделаю всё, чтобы такие люди были поддержаны.

Когда-то, разумеется, ‒ это естественный процесс, биологический ‒ нам всем будет замена: и Вам на своём месте, мне на своём. Но я уверен, что фундаментальные основы российской государственности, российской экономики, политической системы будут такими, что она будет твёрдо стоять на ногах и уверенно смотреть в будущее.

Журналист: И вот Вы смотрите на этого человека. Вы будете ожидать от него такой же защиты, как в своё время предложили Президенту Ельцину, что он тоже защищать будет Вас?

Путин: Я даже не думаю об этом, это вопросы вообще третьестепенного значения. Самое главное ‒ это судьба страны и её народа.

На этом закончим и подведём итог.

Каковы же были цели многоликого журналиста?

Как мне представляется, журналист этот непрост и вполне вероятно работает на спецслужбы, и целью этого интервью было выяснить планы Путина, добиться от него каких-то хотя бы косвенных подтверждений обвинений, выдвигаемых со стороны политиков США, а заодно и посеять личную вражду между Путиным и Байденом с тем, чтобы заранее обречь на неудачу их переговоры.

Вывод: Истеблишмент США не хочет ни о чём договариваться с Россией, как говорится, закусил удила и продолжает ставить палки в колёса Байдену, не давая договориться с Россией и пойти на потепление отношений, как это делалось и во время президентства Трампа.

В подтверждение этого вывода приведу вам информацию, пришедшую вчера, которую опубликовал ТАСС:

Комитет по ассигнованиям палаты представителей американского конгресса принял поправку, призванную помешать президенту Джо Байдену в приостановке санкций против оператора «Северного потока — 2», свидетельствуют результаты голосования.

Поправку предложила член конгресса от Огайо, демократ Марси Капур. Каковы шансы на ее утверждение полным составом обеих палат законодательного органа, пока не ясно.

Меня не интересуют их санкции, меня не интересует, утвердят или не утвердят эту поправку, меня интересует другой вопрос.

Вы же понимаете, что означает внесение этой поправки?

Это означает то, что встречаться нашему президенту с президентом США нет никакого смысла, потому что о чём бы они ни договорились, конгресс США все договорённости может заблокировать.

Из президента США уже во времена Трампа сделали «свадебного генерала», лишив значительной части полномочий, буквально связав его по рукам и ногам. Трамп, а теперь, мы видим, и Байден не могут выполнить никаких договорённостей, и вести переговоры Путину надо не с Байденом, что просто бессмысленно, а, вероятно, напрямую с конгрессом по видеосвязи, чтобы они сразу же выносили на голосование достигнутые договорённости. Но учитывая огромное количество антироссийски настроенных конгрессменов обеих партий, сидящих там, договориться сейчас с США практически невозможно ни по какому вопросу.

Ну а раз так, то нашему МИДу надо задуматься, стоит ли в таких условиях тратить усилия на подготовку документов и организацию встреч на высшем уровне, а нашему президенту тратить своё драгоценное время на бесполезные саммиты с пустопорожними переговорами? Вопрос риторический.

Наверное, надо поставить отношения с США на паузу и подождать, пока сама жизнь снимет корону с головы американского истеблишмента, заставит их прийти в себя и начать договариваться.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх