Свежие комментарии

  • Nellie Baranova
    Давно пора!Политолог Ибрагим...
  • Виктор Шиховцев
    А что, не понятно?В Белоруссии расс...
  • Виктор Шиховцев
    Еще одна курица с самомнением слона.Санду обещает Нар...

Запад может сыграть через Казахстан: «новая логика» карабахского конфликта

Запад может сыграть через Казахстан: «новая логика» карабахского конфликта

На ресурсе американского издания National Interest 5 октября была опубликована весьма примечательная статья шведского специалиста по вопросам безопасности в Евразии— на «Южном Кавказе», в Турции и Центральной Азии — Сванте Корнелла. Название статьи — «Может ли Америка остановить более широкую войну между Арменией и Азербайджаном?».

Прежде всего об авторе. Сванте Е. Корнелл (1975 г. рожд.) является директором и соучредителем расположенного в Стокгольме «Института политики безопасности и развития». В своей «политической экспертизе» по региону Сванте Корнелл тесно связан с американцами через службы Госдепартамента и структуру Американского совета по внешней политике (American Foreign Policy Council, AFPC), а также Университета Джонса Хопкинса.

Запад может сыграть через Казахстан: «новая логика» карабахского конфликта

Директор стокгольмского Института политики безопасности и развития Сванте Корнелл. Источник: YouTube

Корнелл получил образование на кафедре международных отношений Ближневосточного технического университета в Анкаре, Турция. После этого он получил степень Ph. D. в области «Исследования проблем мира и конфликтов» в Университете Уппсала, Швеция. Тема его диссертации — «Автономия и конфликт: Этно-территориальность и сепаратизм на Южном Кавказе — случаи в Грузии».

Ведущие мировые СМИ — Jerusalem Post, Le Monde, The New York Times, The Guardian, Тhe International Herald Tribune, Le Figaro, The Baltimore Sun, Dagens Nyheter, Тhe Moscow Times, Turkish Daily News, Тhe Los Angeles Times, The Washington Times — периодически публикуют статьи Корнелла по проблематике конфликтов на «Южном Кавказе».

Хорошо известно, что Сванте Корнелл в своей «экспертизе» придерживается проазербайджанской позиции. Его институт в Стокгольме финансируется из Баку через структуру Европейского азербайджанского общества (European Azerbaijan Society, TEAS). Кроме того, Корнелл является почетным доктором Национальной академии наук Азербайджана.

Разумеется, при всей своей ангажированности Сванте Корнелл хорошо знает Азербайджан и к его анализу стоит прислушиваться. Последняя монография Сванте Корнелла «Азербайджан эпохи независимости» (Azerbaijan Since Independence, 2010) в значительной своей части посвящена именно конфликту в Нагорном Карабахе.

Теперь собственно о содержании статьи Корнелла «Может ли Америка остановить более широкую войну между Арменией и Азербайджаном?». Она может быть интересна как освещением позиции Азербайджана и азербайджанских намерений в начавшемся 27 сентября военном конфликте, так и предлагаемым рецептом для Запада — США и ЕС.

Вот оценка Корнелла состояния конфликта вокруг Нагорного Карабаха к 2020 году.

Этот конфликт был практически «заморожен». Однако и в замороженном состоянии он имел тенденцию к ухудшению с течением времени. За последние несколько лет основы для шаткого равновесия в этом конфликте были, по существу, разрушены, и новая логика конфликта повысила вероятность крупной войны.

Корнелл указывает, что «новая логика конфликта» определяется тремя основными изменениями.

  1. Широкая эрозия международной системы, основанной на международном праве и институтах. Основной метод разрешения споров сместился с международной дипломатии на скрытое или открытое применение силы.
  2. Слияние геополитики региона Южного Кавказа с Ближним Востоком. Т. н. регион Южного Кавказа (русс. — Закавказье) осуществил дрейф в направлении Ближнего Востока и принес еще один конфликт в этот проблемный регион мира. От себя заметим: и в Армении, и в Азербайджане следует обратить внимание на подобную оценку Корнелла. «Евро­устрем­лен­ным» интел­лектуалам в этих странах следует понимать, что мнимое движение стран Закавказья «в Европу» прямиком направляет их на Ближний Восток со всеми вытекающими критическими последствиями. И более того, усилия Турции и американцев по распространению ближневосточного кризиса на Закавказье выдаются за «дрейф Южного Кавказа в направлении Ближнего Востока».
  3. После «бархатной революции» 2018 года новое руководство Армении приняло ревизионистский подход к конфликту и переговорам.

При этом после 1994 года «реваншизм» стал значимым элементом азербайджанской ментальности. В практическом плане это привело к вложению значительной части полученных Азербайджаном нефтедолларов в его вооруженные силы и структуры безопасности. «В течение нескольких лет расходы Азербайджана на оборону превышали весь бюджет Армении», — отметил Корнелл. В итоге растущий военный потенциал Азербайджана начал смещать равновесие в замороженном конфликте.

Теперь о геополитике. Долгое время геополитика Южного Кавказа полностью укладывалась в постсоветскую логику, указывает Корнелл. Попытки России доминировать в регионе сталкивались с растущими попытками Запада открыть коридор в Центральную Азию через Кавказ и Каспийское море. Но в последнее десятилетие «постсоветская логика» региона постепенно сменилась и слилась с геополитикой Ближнего Востока.

Причины этого по Корнеллу.

  1. Разногласия в США относительно американской политики на Ближнем Востоке, начавшиеся в конце правления Джорджа Буша — младшего, углубились в эпоху Барака Обамы.
  2. Россия воспользовалась созданным Обамой вакуумом и сделала ставку на свою ключевую роль в делах Ближнего Востока, в частности в Сирии. Это привело к тому, что Россия, Турция и Иран стали ключевыми посредниками в региональных горячих точках. Турция и Россия оказали поддержку противоположным воюющим сторонам в Ливии. В результате «взаимодействия» России и Турции на ближневосточных театрах военных действий подобные отношения двух этих держав стали напрямую затрагивать Армению и Азербайджан. Когда в июле 2020 года вспыхнули военные действия на армяно-азербайджанской границе — далеко к северу от спорной территории Нагорного Карабаха, но очень близко к трубопроводной инфраструктуре, транспортирующей азербайджанскую нефть и газ в Турцию, и Анкара, и Баку истолковали это как инспирированную Россией угрозу против них обеих. Это, в свою очередь, вызвало беспрецедентную поддержку Турцией Азербайджана, в том числе через быстрое развертывание турецких сил для проведения военных учений в Азербайджане. «Турция, оставаясь членом НАТО, теперь предполагает, что она может быть непосредственно вовлечена в конфликт против Армении — члена возглавляемой Россией Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ)», — указывает Корнелл на эту опасную перспективу развития конфликта.
  3. После «бархатной революции» 2018 года пришедший к власти в Армении Никол Пашинян ужесточил позицию Еревана относительно конфликта вокруг Нагорного Карабаха. В 2019 году Пашинян отказался от «Мадридских принципов», которые служили основой для переговоров с 2007 года. Ереван предложил изменить формат переговоров, потребовав вовлечения в них местного руководства Нагорного Карабаха. Это выглядело попыткой создать видимость того, что Армения прямо не участвует в конфликте. Одновременно в 2019 году Пашинян заявил, что «Арцах — это Армения, и точка». И еще армяне стали говорить об «оккупированных территориях» вокруг Нагорного Карабаха как об «освобожденных территориях». Это был еще один очевидный сдвиг, поскольку ранее Армения утверждала, что удерживает эти территории в качестве разменной монеты для достижения окончательного мирного соглашения, которое урегулирует конфликт. Наконец, усилия Армении по переселению этнических армян — беженцев из Сирии и Ливии на «оккупированные территории» стали явной попыткой создания новой ситуации в этих районах.

Конечно, указывает Корнелл, Азербайджан не был пассивным или невиноватым в развивающейся эскалации. С каждым годом неудачных переговоров азербайджанская риторика, угрожающая военным решением, становилась все более заметной. В 2016 году по результатам скоротечного конфликта Азербайджан восстановил контроль над совсем маленькой частью своих «оккупированных территорий». Это стало прецедентом первого значимого сдвига в контроле за территориями с 1994 года.

Очевидно, делает вывод Корнелл, что именно провал международных усилий по приданию переговорам по Нагорному Карабаху хотя бы какого-то смысла подтолкнул обе стороны — Армению и Азербайджан в «неконструктивном направлении».

Все перечисленные выше факторы подорвали хрупкое равновесие, препятствующее возобновлению полномасштабной войны вокруг Нагорного Карабаха.

Здесь Сванте Корнелл считает «странным», что западные державы, как ему кажется, игнорируют конфликт на Южном Кавказе. Корнелл указывает на то обстоятельство, что «за последние два года Европейский союз и Соединенные Штаты запустили продуманные и напористые новые стратегии для Центральной Азии». Но при этом Соединенные Штаты и ЕС игнорируют тот факт, что Южный Кавказ является их «воротами» в Центральную Азию. «Без этих ворот их амбиции по укреплению своего присутствия в самом сердце Евразийского континента вполне могут оказаться спорными», — указывает Корнелл.

Каковы практические предложения Корнелла по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе в интересах Запада? Их он излагает не в рассматриваемой статье, а в одном интервью от 2 октября 2020 года одному азербайджанскому изданию, ориентированному на внешний мир, — «Армения резко дестабилизировала ситуацию, сделав ее неконтролируемой».

Подобное «конфликтное» название интервью с Корнеллом, очевидно, дал не он, а азербайджанский редактор. В интервью по большей части речь идет не о конфликте и виновных, а о возможных путях выхода из него.

Прежде всего, Корнелл утверждает, что Минская группа ОБСЕ как механизм урегулирования конфликта безнадежно устарела.

Минская группа выродилась в процесс ради процесса или оправдание бездействия. Решение выхода из этого тупика — либо изменить состав Минской группы, либо вовсе отказаться от нее и искать совершенно другой механизм, например организацию мирной конференции беспристрастной стороной относительно армяно-азербайджанского конфликта. При этом, указывает Корнелл, ни Турция, ни Иран, ни Россия не должны быть посредниками. Турция и Россия могли бы сыграть роль стран-гарантов любого решения. Но посредничество, считает Корнелл, должно осуществляться кем-то другим, у кого нет прямых интересов в конфликте.

Идеальным, полагает Корнелл, был бы Европейский союз. ЕС был бы наиболее естественной стороной — посредником для проведения переговоров. Но, указывает Корнелл, было бы весьма сомнительным, что ЕС на данном этапе «захочет или сможет взять на себя эту роль» посредника и организатора мирной конференции по Нагорному Карабаху.

Дальше Корнелл указывает на то, что роль посредника по разрешению конфликта мог бы взять на себя Казахстан.

Казахстан с его «пониманием региона и хорошими отношениями как с Россией, так и с Турцией, а также с опытом проведения переговоров на высоком уровне мог бы сыграть ведущую роль в разрешении конфликта при поддержке США и ЕС».

Итак, ситуация с разрешением военного конфликта вокруг Нагорного Карабаха выглядит следующим образом:

— Россия хотела бы стать посредником между сторонами военного конфликта и урегулировать ситуацию через введение своих миротворцев в зону конфликта;

— Турция хотела бы «геополитически» войти в регион «Южного Кавказа» и стать еще одним посредником в Минской группе ОБСЕ;

— Турция не отказалась бы и от двустороннего с Россией урегулирования конфликта; и в этом случае Турция геополитически вошла бы в регион «Южного Кавказа»;

— другой возможный вариант — трехстороннее посредничество России, Турции и Ирана; этот вариант оставил бы в очередной раз за скобками Запад;

— Корнелл предлагает не допускать до урегулирования Россию отдельно и в комбинации с Турцией или с Турцией и Ираном.

Как комбинацию для Запада Корнелл предлагает использовать в качестве посредника Казахстан, за которым стояли бы США и ЕС.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх