Свежие комментарии

Уроки «Русской весны»

В конце февраля исполняется семь лет массовому народному протесту на Юго-Востоке Украины, вошедшему в историю под названием «Русская весна». Десятки тысяч людей от Одессы до Харькова не приняли госпереворот в Киеве и вышли на улицы городов, показывая, что на Украине есть те, кто не согласен с организаторами, участниками и сторонниками путча.

Уроки «Русской весны»

Спустя годы появилось много дополнительной информации, сопоставив которую можно сложить объективную и непредвзятую картину, что тогда происходило, к чему это могло привести и почему так половинчато закончилось.

Для объективной оценки происходящих тогда событий надо окунуться в атмосферу, царившую тогда на Украине, и стать на место людей, принимавших те или иные решения. Мне, как активному участнику тех событий, тогда тоже не все было понятно, многое делалось на эмоциях без учета реальной обстановки и достоверной информации о целях и задачах участвующих в событиях сторон.

Сегодня можно услышать две совершенно полярные точки зрения: от «Путин все слил» до «они должны все сами» и Россия здесь ни при чем. Жизнь показала, что оба подхода далеки от истины, в этих событиях переплелись интересы противостоящих глобальных систем, интересы украинских и российских элит и разных слоев населения, в связи с чем решения принимались далеко не оптимальные.

Надо четко понимать, что Украина до 2014 года и сегодня ― это две совершенно разные страны и то, что было возможно тогда, сейчас просто исключено. До переворота это была страна с разорванным примерно пополам обществом, в каждой из частей которого были совершенно разные ценностные установки и полярные взгляды на прошлое и будущее, обусловленные цивилизационным расколом страны. Утверждение о том, что население массово поддержало путчистов, является глупым измышлением далеких от тех событий людей, надо было находиться в той массе, чтобы понимать ее настрой. На Юго-Востоке население было в основном настроено пророссийски, другая часть страны ориентировалась на Запад и была движущей силой майдана.

Начавшееся противостояние в Киеве Юго-Восток не поддержал, отказался он также от поддержки Януковича и Партии регионов за их услужливое потакание Западу и националистам. Только после силового захвата власти в Киеве началось стихийное массовое протестное движение, которое не поддержали ни центральные, ни местные элиты. В стране не нашлось политических сил, способных возглавить протест и направить его в нужное русло.

Господствующая в Киеве и на Юго-Востоке Партия регионов стремилась не поддерживать народные протесты, а искать с целью встраивания в новую власть способы сговора с путчистами, даже коммунисты их поддержали в парламенте.

Народ во всех регионах Юго-Востока поднялся примерно одинаково, в Харькове был самый мощный подъем, на который повлияло несколько факторов. Майданное движение в городе не поддерживалось, на митинги его сторонников выходило в лучшем случае несколько сотен маргиналов, и в городе были очень сильны пророссийские настроения. А с 2012 года команда Януковича делала ставку на Харьков и своих ставленников мэра Кернеса и губернатора Добкина, поэтому и знаковый съезд проходил там.

Такой массовый подъем на Юго-Востоке был только дважды ― в 2004 и 2014 годах, когда нависала тень фашизма над Украиной. Но население, ждавшее поддержку местной элиты, так и не получило ее. Вместо опоры на народ полпреды Януковича свозили в Киев на «антимайдан» непонятных людей с Донбасса, и мне приходилось видеть это жалкое подобие на заказной «народный протест», который сразу же испарился после переворота.

Народ стал подниматься, когда Янукович сбежал из Киева в Харьков, где 22 февраля должен был проводиться съезд депутатов всех уровней Юго-Востока. Это был переломный момент, когда Янукович мог перенести органы власти сюда и организовать сопротивление путчистам. В Харькове с ним были председатель парламента, премьер-министр, экс-премьер Азаров, глава Администрации президента и часть министров. Для организации управления страной из Харькова были все условия, и законный президент имел на это полное право. Но Янукович, по воспоминаниям его соратников, впал в прострацию, отказался идти на съезд и бежал в Донецк, на этом его власть закончилась.

Я был делегатом съезда, и всё происходило на моих глазах. На нем была также и очень представительная делегация из России, что говорило о серьезной поддержке российского руководства. Съезд без Януковича, естественно, закончился ничем. Государственная и местная власть бежала из города, приехавшие из Киева националисты, не подняв харьковчан, ночью покинули Харьков. Утром на следующий день народ массово пошел на главную площадь, где спонтанно развернулось народное движение, подхваченное и в других городах Юго-Востока. Народ сам поднялся, приходили тысячи людей, записывались в добровольцы, несли деньги, продукты и готовы были противостоять путчистам, объективно назревала революционная ситуация.

Такой настрой бывает редко, массовый подъем и вера, что можно изменить ситуацию, заряжали людей. Это надо было слышать, стоя на трибуне, как внизу десятки тысяч голосов скандируют «Россия! Россия!», и ничего не надо объяснять, что они хотят. До сих пор ходят версии, что эти протесты организовала Москва. Это неимоверная глупость! Никто и никого не организовывал. В каждом регионе активисты вышли на улицы, и народ пошел за ними, потом появились свои лидеры. При этом местная элита дистанцировалась от протестов и тайно вела переговоры, как сдаться на милость захватившим власть в Киеве победителям, а Москва оценивала плюсы и минусы от возможного вмешательства.

Россия, как потом было продемонстрировано в Крыму, пыталась найти варианты законности изменения статуса регионов, который могли легитимизировать только региональные элиты, но ни один из региональных парламентов не сделал этого. Стихийное народное восстание, вовремя взятое под контроль политической силой, способной направить его в нужное русло с конкретной целью, могло бы иметь успех, но для этого был слишком малый промежуток времени с конца февраля по начало марта, когда путчисты еще не закрепились во власти. Этого вовремя не сделали, и в дальнейшем взять под контроль Юго-Восток было уже невозможно.

Немаловажную роль для последующих процессов сыграл крымский сценарий, когда в регионах увидели поддержку России и мирный процесс выхода из Украины. Там поверили, что так же будет и по всему Юго-Востоку, а это оказалось далеко не так.

На первом этапе народное движение, носившее мирный характер, было обречено, поскольку путчисты под руководством американцев сознательно шли на вооруженный переворот и никакие протесты не могли их остановить. Максимум, что требовали регионы, в том числе Донецк и Луганск, это создание Юго-Восточной автономной республики в рамках Украины. Протесты в регионах в основном носили разрозненный характер, удалось только установить контакт между Харьковом, Донецком и Луганском, с остальными регионами взаимодействие не всегда получалось.

Донецкая народная республика была создана вопреки воле Москвы и благодаря целеустремленности одного человека ― Андрея Пургина. Это он организовал и провел 7 апреля в Донецке Народный совет, провозгласивший создание ДНР, к концу месяца была провозглашена и ЛНР. Правда, позже управление республиками перехватил местный олигархат, но подмять под себя народные массы он так и не смог. В апреле нам объяснили, что крымские события в других регионах не повторятся и поддержки из Москвы не будет, но Донбасс решил идти до конца и провел референдум о независимости, несмотря на рекомендации российского президента не делать этого.

Русская весна победила только в Крыму, и не потому, что там массово поднялся весь народ, а в других регионах этого не было, что далеко не так. Все происходило примерно одинаково по регионам, нельзя же сказать, что в Донецке люди менее решительные и проукраинские. В Крыму совпало несколько факторов: полуостров был автономией и имел право на референдум, там был контингент российских войск и, самое главное, Крым ― это ключ к контролю над Черным и Средиземным морями и Ближним Востоком. Россия никак не могла отдать его НАТО. Элита Крыма также отказывалась от назначения референдума о статусе республики, и только появление «зеленых человечков» вразумило ее. Действия российского руководства абсолютно логичны, оно должно было отстаивать российские национальные интересы, которые требовали именно такого решения. После бегства Януковича из Харькова Путин принял решение возвращать Крым, о чем он рассказал в хорошо известном фильме «Крым наш».

Остальные регионы не представляли такую же стратегическую ценность для России. К тому же коллективный Запад в лице НАТО и Евросоюза предпринял массированное давление на Россию, предупреждая о серьезных последствиях повторения крымского сценария на Юго-Востоке и грозя тотальной блокадой России со всеми вытекающими последствиями. Москве пришлось отступить, но не потому что Юго-Восток был не нужен России, а потому что минусы от такого присоединения перевешивали плюсы. В геополитике иногда приходится и отступать во имя будущих побед.

Донецку и Луганску пришлось сполна испытать на себе агрессию украинской армии и карательных батальонов. Бросок Стрелкова к Славянску не остановил карателей, и они подошли к Донецку. Сил ополчения было слишком мало для противостояния военной машине государства, и Республики оказались на грани разгрома. Москве пришлось косвенно вмешаться, задул «северный ветер», и они выстояли.

Последовавшие затем Минские соглашения многих удивили. На этом этапе российское руководство, по всей видимости, решило добиваться включения Донбасса в состав Украины со специальным статусом и через федерализацию в будущем возродить проект «Новороссия», но эта идея ни к чему не привела и со временем зашла в тупик. Украина уже стала неонацистским государством, и ни о какой федерализации не могло быть и речи. Сегодня можно говорить о провале минского процесса, а тогда это было не таким явным. Республики оказались заложниками геополитического противостояния и не смогли до конца реализовать поставленную цель.

Конечно, распространив крымский сценарий на все регионы, они на ура голосовали бы за уход из Украины, но насколько далеко мог зайти Запад и к чему бы это привело? Могло бы закончиться без серьезных последствий, а могло и наоборот ― с экономической, транспортной и банковской блокадой России и катастрофическим падением уровня жизни населения. Так что всё должно было просчитываться и приниматься взвешенное решение.

Как можно оценить результаты Русской весны? Свершилась мечта населения Крыма вернуться домой в Россию, ему повезло. Так сложились обстоятельства, и всё благополучно разрешилось. Стремление населения к единству, решительность российского руководства, великолепная подготовка российской армии к нестандартным действиям в качестве «вежливых людей», трусость путчистов, растерянность и беспомощность Запада перед решительными действиями России сделали свое дело и обеспечили успех.

Республики Донбасса решили только первую часть проблемы ― ушли от Украины, заплатив за это очень высокую цену, но по пути в Россию надолго застряли. И насколько, пока неизвестно. Война унесла уже тысячи жизней, и конца ей не видно. Трудно сказать, как бы они повели себя в 2014 году, зная, что им годы придется жить в тяжелейших условиях войны, жесткой блокады и, самое страшное, не иметь какой-либо перспективы, поскольку по всем документам, подписанным и Россией, они должны вернуться в Украину.

Мужеством этих людей, вставших с оружием в руках на защиту своего достоинства, можно только восхищаться, но они хотят жить в нормальных условиях сейчас, а не когда-нибудь потом. При этом все понимают, что их путь только в Россию и они там все равно будут. Но об этом Москва официально говорить пока не может, и придется ждать подходящего случая.

Не следует забывать, что решение о создании Республик было принято без просчета и согласования дальнейших действий и их последствий. Конечно, как ни цинично это звучит, Россия использует ЛДНР в качестве якоря от дальнейшей интеграции Украины в евроатлантические структуры и никогда не допустит их падения, но населению Республик от этого не легче.

Неопределенность их статуса и тяжелые условия жизни грамотно используют в пропаганде на Украине, показывая на их примере, как плохо «отделяться» от Украины и к чему это может привести. На данном этапе это работает, значительная часть населения Юго-Востока уже не та, что была в 2014 году, массово выйти на площадь с теми же лозунгами уже не получится. И дело здесь не только в угрозе боевиков-укронацистов, но и в вере людей в возможность отстоять право жить так, как они считают нужным, а эта вера серьезно подорвана событиями на Донбассе. Когда жители региона видят извилистый и непростой путь Донбасса и его невзгоды, то многие задумываются о возможной цене выбора. Под оккупацией нацистов жить тяжело, но годами под артиллерийскими обстрелами вряд ли легче.

Судьбоносные события в любом обществе не могут происходить спонтанно, они должны созреть, и тогда спусковой механизм приводит в действие общественное движение. Повторить в обозримом будущем на Украине сценарий Русской весны невозможно, для этого там нет сейчас движущей силы и социальной базы. Не случайно Ленин говорил в 1917 году, что «вчера было рано, а завтра будет поздно», любому событию свое время.

Половинчатость решений в 2014 году во многом породила сегодняшние проблемы, с другой стороны, вряд ли возможно было тогда поступить по-другому. Запад не собирался просто так отдавать Украину, и мирные протесты никак не могли остановить его. Сил у России хватило только на Крым, в других регионах пришлось отступать и вести «арьергардные бои» на Донбассе. Элита Юго-Востока отказалась от противостояния путчистам и повсеместно предала Русскую весну, а без поддержки элиты Москва не решилась поддержать народные протесты. Победа была там, где все было просчитано, подготовлено и вовремя приведено в действие.

Опыт противостояния на Украине в 2004 и 2014 годах показал, что в стране нет политических сил, способных вернуть русское самосознание большинству населения и добиться реализации его прав. Вся элита настроена прозападно, при этом часть играет в «прорусскость» и создает иллюзию борьбы за российский вектор развития Украины. Самостоятельно проросийски настроенное население не в состоянии отстоять свои права и без создания своей влиятельной политической силы вынуждено будет жить под нацистской оккупацией.

Юрий Апухтин,

специально для alternatio.org

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх