Свежие комментарии

  • Вольг Переплутович
    А начиналось всё с развешивания клюквы, мол мигранты необходимы для поднятия экономики... Ничего не напоминает? А и е...В Швеции осудили ...
  • Терентий Терех
    Гордыня горбатого ,что он - не такой ,как все. Пусть горбатый(туповатый , бедный душонкой,местечковый) - но не такой,...«Врать не буду»: ...
  • Александр Пятнистый
    Насчет Петрова с Бошировым- однозначнее однозначного однозначнее не бывает. Кто же еще мог такую свинью пиндовам подл...«Американский спе...

Полная катастрофа: на Каннском кинофестивале не осталось здоровых людей

Полная катастрофа: на Каннском кинофестивале не осталось здоровых людей

Сцены нового фильма оказались столь тяжелы для просмотра, что потребовалось вмешательство службы скорой помощи, поскольку на сеансе фильма "Титан" Жюли Дюкорно (работа была отобрана на главный конкурс форума) нескольким десяткам зрителей стало плохо, им была нужна помощь медиков, в результате этих людей были вынуждены вывести из зала.

Лента Дюкорно "Титан" (речь не об античной мифологии, а о протезе из этого сверхпрочного материала) – это кровь, насилие, заказные убийства, бесконечные оргии, в которых участвует главный герой, он же героиня, этот он/она – трансгендер.

Если для вас это – непереносимый "жесткач", то вот есть другая картина, "Перелом", она про кризис больничной системы во Франции, совпавший с тогдашней "жакерией", манифестацией "желтых жилетов".

Пара обеспеченных парижских буржуа, привычная к бархатистости частных клиник, оказывается в аду парижского государственного стационара. Скромная "социалочка" в главном конкурсе главного фестиваля мира (как себя любит называть киномероприятие на Ривьере)?

Не совсем.

Пара буржуа – лесбиянки. Врачевательница, точнее медсестра, которая вытягивает одну из женщин из беды, – чернокожая непрофессиональная актриса, играющая саму себя.

Если "социалочка" не катит, то, может быть, любовная история?

Например, фильм некоронованного короля и всегдашнего фаворита форума Жака Одиара?

"Париж, 13-й округ" – еще раз про любовь. Она любит его (мы радуемся), однако он любит ее, но другую ее (мы растеряны), а еще он любит третью ее (мы озадачены), и вот эта третья она любит первую ее.

Одиар, пришедший в кино по стопам знаменитого отца Мишеля Одиара, начинавший монтажером у Романа Полански, написавший в соавторстве сценарий "Профессионала" (да, того самого, с Бельмондо), на этот раз решил заняться – в художественном смысле – полиаморностью.

Перечисленные ленты – вершины отборочной мысли организаторов мероприятия. А есть еще, разумеется, и работа Кирилла Серебренникова "Петровы в гриппе" (все серое, унылое, галлюциногенное, но, надо отметить, семья все-таки традиционная, что по нынешним меркам – практически открытое диссидентство).

В главном конкурсе шесть лент рассказывают в том или ином ракурсе о жизни ЛГБТК.

Это четверть всех представленных в данном состязании картин, которое на самом деле – главная витрина тенденций кинематографа как в текущий момент, так и на несколько лет вперед.

Таков заданный тренд: те, кто мечтает прогуляться по Круазет и подняться по красной ковровой дорожке, теперь знают, что именно такой набор действующих лиц и схожая фабула могут и, главное, будут прокладывать дорогу к карьере и славе.

Сегодня представить, что еще 30 лет назад форум открывал имена и был камертоном для художественных (а не сексологических) исследований, практически невозможно.

Теперь "звездным билетом" становятся те жизненные или физиологические факторы, которые во все века были обстоятельствами сугубо частными. Не предназначенными для чужого внимания, и уж точно – не для сюжета кинорассказа, да еще с системой Dolby.

Специальное и настойчивое смещение интереса на "нижний этаж" и к дезабилье произошло буквально на глазах.

Почему?

Для того чтобы попытаться ответить на этот вопрос, стоит обратить внимание вот на что.

Кинофорум на Ривьере с точки зрения медийности – третье по значимости событие после Олимпийских игр и футбольного чемпионата мира.

Это тысячи журналистов, сотни медиа, огромный пресс-центр. В котором вся оргтехника – от крупнейшей американской корпорации (не Apple, но тоже из Кремниевой долины).

Актрис, старлеток, дам полусвета, манекенщиц готовят к выходу визажисты тоже очень крупного, планетарно известного бренда.

То же самое касается и предоставления услуг парикмахеров. Они представляют уже другую марку, но не менее известную.

На фестиваль приезжает армия стилистов, которая участников мероприятия одевает (и каждый день – в новое), а также дивизион тех, кто сдает в аренду драгоценности.

Рекламные контракты этих игроков рынка с фестивалем практически всегда – бартерные ("мы вам тушь для ресниц, лак для волос и бриллианты, чтобы прикрыться, а вы нам – глобальную, на весь мир, витрину"), соотношение вложенных средств и полученного эффекта исчисляется вполне конкретным ростом процентов прибылей.

Глобальные компании и корпорации ищут любую возможность для product placement, получая взамен колоссальные барыши.

Собственно, именно их идеи и те ценности, которые, как решили глобалистские элиты требуется не только сделать приемлемыми, но и утвердить в качестве "новой нормы", и проходят обкатку в Каннах.

Потом, когда общества в странах "всего цивилизованного мира" это примут или, смирившись (против лома нет приема) и слегка кривясь, согласятся сдаться, эти "новые нормы" сделают единственно возможными.

Несогласных объявят "реакционерами" и "врагами прогресса", карманная пресса совершит ритуальное аутодафе – и дело сделано. В рамках гендерной флюидности, полиаморности и прочей "любви пчел трудовых".

"Культурная революция", проскакав галопом по европам, споткнулась о Россию.

В которой клиенты одной из торговых сетей вполне резонно заметили, что покупки – покупками, а вашу радужную ориентацию и прочую гендерную идентичность лучше уберите в кухонный шкаф, это ваши проблемы, и не стоит перегружать публичное пространство страданиями вашего персонального "нижнего этажа".

Как и попытка – в рамках того же "прогрессизма" – вывести на сцену знаменитого театра в роли Раневской широко известную в очень узких кругах трансгендера Наташу потерпела фиаско.

Просто потому, что общество спросило: "Извините, а какого черта вместо классической пьесы вы из театра устраиваете цирк с бородатыми (когда-то) женщинами?"

И театр совершенно незамедлительно все дезавуировал.

В ситуации, когда сегодня, в субботу вечером, на сцену Дворца фестивалей выйдет компания полиаморных трансгендеров и иных активистов-хунвейбинов, коллективную Европу, а также "весь цивилизованный мир", разумеется, станет жаль.

Как сожалел об утраченном рае князь Фабрицио Салина из бессмертного шедевра Лукино Висконти "Леопард".

Ровно 58 лет назад эта работа мэтра и одного из основоположников итальянского неореализма была удостоена "Золотой пальмовой ветви".

"Леопарда" наградили потому, что это был великий фильм.

А не потому, что синьор Висконти был геем.

Чтобы пройти ступеньки духовной лестницы, которые отделяют талант от "нижнего этажа", европейскому кино потребовалось чуть больше полувека.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх