Свежие комментарии

  • Валентин Щербаков
    Эта лживая жидобандеровская скотина Зеленский готов гавно жрать и жопу лизать пиндосам, лишь бы его оценили и оставил...Вашингтонские хоз...
  • Александр Фишкин
    Кремлебот очередной. Славит Путина и не любит Резуна.Наступление за пр...
  • Юрий Зубрин
    Это какой-то бред сумасшедших! Хотя что можно от них ожидать ? Они свою страну безжалостно разрушили и уничтожили ,с...Sohu: Украина рис...

Война США против России в киберпространстве открыла для Москвы многомиллиардный рынок

Война США против России в киберпространстве открыла для Москвы многомиллиардный рынок

В ближайшем будущем следует ожидать кратного роста числа американских кибератак против российской инфраструктуры. Вместе с тем активизация антироссийского прессинга в IT-сфере несет для Москвы не только негатив. Своими агрессивными действиями американская сторона открывает для России очень перспективный рынок защиты государственных и коммерческих данных.

К таким выводам пришел обозреватель ФАН, проанализировавший тенденции гибридной войны, развязанной США против нашей страны в киберпространстве.

Война США против России в киберпространстве открыла для Москвы многомиллиардный рынок

Санкции за «кибертерроризм»

21 апреля в своем послании Федеральному собранию президент РФ Владимир Путин не только подтвердил факт подготовки госпереворота в Белоруссии, но и упомянул об угрозе масштабной кибератаки против белорусской энергосистемы.

Поскольку своими силами заговорщики такую акцию провернуть не могли, понятно, что в организации кибердиверсии техническую поддержку им должны были оказать некие иностранные силы. Путин их публично не назвал. Но если вспомнить заявления президента Белоруссии Александра Лукашенко и тот факт, что именно президент США Джо Байден стал первым из лидеров западных государств, с которым Путин обсудил сорванную попытку госпереворота в РБ, то становится понятно: с высокой степенью вероятности за подготовкой кибердиверсии стояли американцы.

Точнее — Киберкомандование Пентагона.

Между прочим, последнее давно уже «на всю катушку» участвует и в организации кибердиверсий против Российской Федерации. Вот как выглядит киберпрессинг, организованный Вашингтоном против Москвы.

15 апреля 2021 года на сайте Белого дома был опубликован указ президента США Джо Байдена о наложении на российские организации и правительство РФ санкций «за вмешательство в американские выборы». В список организаций, внесенных в санкционный список за «кибертерроризм», попала мало известная широкому читателю компания — московская Positive Technologies. Министерство финансов США объявило ее организацией, которая «поддерживает российские государственные структуры, включая ФСБ». Forbes пошел дальше и заявил, что Positive Technologies, ни много ни мало, вербовала агентов для российской разведки!

Также под американские санкции попала отечественная компания «Необит». Министерство финансов США заявило, что «Необит» «осуществляла исследования и разработки в поддержку киберопераций, проводимых ФСБ, ГРУ и СВР».

Ирония ситуации в том, что вышеупомянутые российские частные компании являются одними из лидеров мирового IT-рынка в области разработки мер кибербезопасности, а также поиска уязвимостей в программном обеспечении и микроэлектронике. Получается, что под лозунгом борьбы с кибертерроризмом администрация США начала преследовать как раз тех, кто борьбу с кибертерроризмом сделал своим профессиональным призванием и достиг в этом немалых высот!

По этому поводу Positive Technologies опубликовала официальное заявление, в котором обратила внимание на отсутствие любых фактов противоправного использования результатов ее исследовательской деятельности. Но Вашингтон предпочел проигнорировать это заявление.

Между прочим, с такой же формулировкой — за «кибертерроризм» — в 2018 году под американские санкции попала еще одна российская компания, специализирующаяся на кибербезопасности, — Digital Security. Кроме того, США запретили известной отечественной компании «Лаборатория Касперского» работать с американскими компаниями и организациями. С подачи Вашингтона «Лабораторию Касперского» стали выдавливать с европейских рынков, убирая ее программное обеспечение с компьютеров государственных организаций Евросоюза. После этого «Лаборатории» не оставалось ничего другого, как свернуть все проекты по кибербезопасности с американскими и европейскими организациями.

Очевидно, что в перечисленных случаях мы имеем дело не с ответными действиями Запада на какие-то кибердиверсии, а с системной и хорошо спланированной политикой в отношении сегмента IT-рынка, который опасен для гегемонии Штатов и мешает им контролировать системы управления других государств через программное и аппаратное обеспечение — хард и софт. Суть происходящего заключается в том, что Белому дому не нужны независимые коммерческие организации, занимающиеся защитой цифровых данных и программного обеспечения. Ведь эти игроки на рынке IT-услуг «ломают малину» не только радиоэлектронной разведке (АНБ), но и Киберкомандованию Пентагона.

Что любопытно, та же Positive Technologies неоднократно публиковала данные о том, что изделия таких мировых производителей микроэлектроники, как Intel и Cisco, имеют уязвимости, позволяющие перепрограммировать или перепрошить продукцию. То есть, проще говоря, сделать в ней «закладки» для внешнего управления и передачи данных. Судя по всему, вскрытие таких уязвимостей и стало подлинной причиной внесения Positive Technologies в санкционный список США.

Война США против России в киберпространстве открыла для Москвы многомиллиардный рынок

Акцент на кибердиверсии

Использование «закладок» в микроэлектронике давно стало эффективным способом слежки и удаленного управления. Об этом впервые заявил бывший сотрудник ЦРУ и АНБ Эдвард Сноуден еще в 2013 году. Из озвученной Сноуденом информации стало известно о технологиях перепрошивки коммутаторов Cisco — к реализации этой инициативы имело отношение американское АНБ. Видимо, как раз после «бенефиса» Сноудена администрация США сделала вывод о необходимости «зачистке» независимого сегмента рынка информационной безопасности.

С начала 2010-х годов американцы принялись систематически вытеснять из США любые наукоемкие компании с российскими резидентами, запрещая последним коммерческую деятельность, а зачастую просто отказывая в рабочей визе. На публику это подавалось как борьба с хакерами и «российской угрозой». Сейчас это же явление стало частью большой медиакампании Вашингтона под названием «Вмешательство России в президентские выборы». По иронии судьбы, под молох американской бюрократии угодили даже некоторые политические оппозиционеры из РФ.

В этом смысле наиболее показательной стала ситуация с компанией Momentus Space, основателем и руководителем который являлся Михаил Кокорич. В январе 2021 года Кокорич был вынужден подать в отставку с поста гендира компании из-за своего российского гражданства. Правительство США заблокировало ему доступ к изобретениям Momentus, хотя именно Михаил разработал большую часть используемых его космическим стартапом технологий.

Momentus Space стала уже второй компанией, потерянной Кокоричем в Соединенных Штатах. Первой была Astro Digital, которую американцы отобрали у него в 2018-м. Беззастенчивый грабеж прошел под эгидой американского государства — несмотря на то, что Кокорич активно сотрудничал с фондом «Открытая Россия» Михаила Ходорковского, а также выступал критиком современной России. Словом, господин Кокорич «был в западном тренде», но от американского прессинга это его не спасло…

Сейчас основной акцент глобального противостояния в форм-факторе гибридной войны переносится в цифровую сферу посредством воздействия на системы управления противника с помощью агрессивных программ и «закладок» в микроэлектронике. На этом поле США активно стремятся стать гегемоном, уничтожая все независимые силы, способные предоставить меры безопасности частным лицам или государственным организациям.

В 2019 году, по информации The New York Times, Вашингтон существенно расширил полномочия Киберкоманования Пентагона. Оно, в числе прочих «плюшек», получило право самостоятельно организовывать кибератаки на российские системы управления, в первую очередь энергетической отрасли. Источники издания также упомянули о том, что с разведывательными целями США осуществляли хакерские операции против энергосетей России как минимум с 2012 года. Публикация NYT указывала, что в настоящее время целями Киберкомандования все чаще становится не сбор развединформации, а организация диверсий, цель которых — вывод из строя ключевых объектов или даже целых отраслевых сетей противника.

Убедительной иллюстрацией эффективности кибероружия стал Иран, который на протяжении последних четырех лет подвергался масштабным хакерским нападениям, причинившим серьезный ущерб объектам энергетической и атомной промышленности. Как пример такого ущерба можно вспомнить масштабные отключения электроэнергии, которые не только били по ряду иранских отраслей, но и послужили своеобразными «детонаторами» протестных акций.

Результаты атак на свои ядерные центры правительство Ирана не публиковало. Однако в СМИ появлялась информация о серии аварий, приведших к выходу из строя центрифуг. В июне 2020 года появились сведения о кибератаке на иранские системы управления ракетными пусками — ее осуществило все то же Киберкомандование Пентагона. Учитывая количество и боевой потенциал стоящих на вооружении Ирана баллистических ракет, сложно недооценить последствия «управляемого» третьей силой пуска или аварии БР…

Война США против России в киберпространстве открыла для Москвы многомиллиардный рынок

Фронт в киберпространстве

Судя по открытой информации, в марте 2021 года произошла анонсированная ранее The New York Times кибератака США на сайты государственных ведомств России. Пользователи отметили, что на некоторое время в РФ одновременно перестали стабильно работать банковские и иные коммерческие приложения. Было ли это следствием агрессивных действий американской стороны — вопрос открытый. Тем не менее, уже понятно, что Вашингтон открыл против Москвы новое направление гибридной войны — фронт в киберпространстве, где можно делать что угодно, придумывать любые поводы, где нет ответственности и нет правил.

В этой новой киберреальности, где, по версии Белого дома, уже вовсю кипит «война Добра против Зла», нет и не может быть нейтральной стороны. Отсутствуют там и какие-либо гарантии безопасности, кроме тех, что дает Белый дом. Поэтому-то неподконтрольные компании по обеспечению кибербезопасности и становятся для Америки ключевыми целями.

С оглядкой на вышеописанное и текущие политические реалии, следует ожидать в ближайшем будущем кратного роста количества американских кибератак против российской инфраструктуры. Об этом достаточно прозрачно намекнул 21 апреля в своем послании президент Путин. Военно-политическое руководство России внимательно отслеживает действия заокеанских «партнеров» и предпринимает необходимые меры для соответствующих ответных действий.

Значительная часть этих действий российской стороны, по понятным причинам, носит неафишируемый характер. Вместе с тем немало своих инициатив, направленных на перезагрузку межгосударственных отношений в киберсфере, Москва озвучивает открыто и демонстративно.

Например, 23 апреля стало известно о предложении России в адрес США заключить «глобальное» соглашение о ненанесении странами первыми удара с использованием информационных и коммуникационных технологий. В МИД России заявили, что «одним из первых шагов в верном направлении» была бы реакция Вашингтона на предложение возобновить диалог двух стран по международной информационной безопасности. Напомним, что это предложение было озвучено в заявлении президента Владимира Путина от 25 сентября 2020 года.

Судя по тому, что в апреле 2021 года Москве приходится напоминать Вашингтону об этом заявлении, американская сторона, несмотря на регулярные стенания о происках «русских хакеров», до сих пор предпочитает уклоняться от реальных шагов по урегулированию межгосударственных отношений в киберпространстве. Впрочем, теперь мы знаем, почему это происходит…

Заметим, что активизация Вашингтоном антироссийского прессинга в IT-сфере несет для Москвы не только негатив. Своими агрессивными действиями американская сторона открывает для России очень перспективный рынок защиты коммерческих и государственных данных, а также финансовых, социальных и промышленных систем управления. Государства, которые не желают становиться покорными слугами Белого дома (а это страны Юго-Восточной Азии, Африки и Ближнего Востока — фактически две трети мировой экономики), будут искать все возможные пути для защиты своих данных, а также систем управления финансами и промышленными объектами.

Таким образом, вслед за «Спутником V» кибербезопасность, где российские компании являются одним из мировых лидеров рынка, становится востребованным продуктом в мире XXI века и частью новой «мягкой силы» России. Русские еще и заработают на этом.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх